Записки из Города Дождя

Разрешите представиться - меня зовут Джеки Элоун. Мне 21 год, я - начинающий писатель. На этом ресурсе я буду выкладывать свою книгу от проекта Painkillerz vk.com/painkillerz.
Сразу предупреждаю - я не ищу новых знакомств и, тем более, отношений. Не терплю необоснованную критику и фразы "ты пишешь говно". Такие сразу оказываются в черном списке.
Но если вы являетесь хорошим критиком или редактором - я буду только рада услышать от Вас замечания с указанием в тексте.
Спасибо за внимание.
Искренне Ваша
Джеки Элоун.



Ссылка на оригинальный комикс
a-comics.ru/comics/white-crow/1
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:56 

История черного мага. Неприятные последствия.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
- ...А, я слыхал о нем! Реист, из приемной семьи!
Ядовитый шепот за спиной заставил Демиана на миг отвлечься от испещренного размашистым почерком свитка. «О, боги, неужели им больше не о чем поговорить?» В последнее время юноша достаточно часто слышал подобные беседы, но вмешиваться не хотел.
- Да нет же! У него отец — ясновидящий из темного рода. Повезло же ему с имечком. Почти как у бога Тьмы — Демиэля! - подхватил второй голос.
- То, что он из темного рода это очевидно. Но кто мать? - вопрошал третий. - Дар магической силы обычно переходит по материнской линии...
Реист не стал слушать продолжения. Раздраженно хлопнув кулаком по столу (отчего чернильница опрокинулась и оставила на свитке несколько больших клякс), он засунул письменные принадлежности в сумку и быстро направился в свою комнату.
Заклинание, которое он применил в проклятом доме при помощи Ашаэля имело некоторые неприятные последствия. Благо, что целители знали свое дело, иначе Демиан остался бы тогда без рук. Заботливо, по кусочкам восстанавливая кожу, сама Амалия провела над юношей несколько дней, после чего тот подался в теоретики, отказавшись от магической практики. Но уродливые шрамы на запястьях, которые Реист скрывал под кожаными браслетами, дабы избежать компрометирующих вопросов, никогда бы не позволили забыть Демиану о том дне. Так же, как и Ашаэль...
- Не запамятовал ли ты о том, что должен мне? - требовательно спросил бог. - Я несколько раз давал тебе отсрочку, но так и не получил обещанных жертв.
- Но где я смогу их достать? Я же в Башне, здесь нет подходящих для тебя жертв! Дай мне время доучиться и выйти отсюда, тогда я выплачу долг.
- Ты действительно думаешь, что тебя окружают лишь хорошие люди? Что уважение и дружба, которыми тебя окружили — искренни? Тогда мне придется раскрыть тебе глаза.
Ашаэль оказался прав. Улыбки и одобрение, которые раньше он видел от товарищей, оказались лишь лицемерием и фальшью. Белые маги распускали о нем сплетни. Черные попросту завидовали — ведь только Демиана магистр Найгент выделял среди остальных учеников, даже если его успехи были незначительны.
Тогда юноша испытал глубокое разочарование в людях и стал еще более замкнутым, вычеркивая из своего круга компанию за компанией. Атмосфера стала накаляться: те, кто вчера проводил с Демианом время за интересными беседами да остроумными шутками, сегодня открыто издевались над ним. Несколько раз здоровье Реиста подвергалось опасности из-за «сюрпризов» от белых магов. Лавина конфликтов сошла и накрыла юношу с головой.
Демиан в некотором роде уже привык к этому. Вяло защищаясь от нападок, Реист практически не выходил из своей комнаты, общаясь лишь в Бланшем и некоторыми целителями. Фирин, с которым юноша успел крепко сдружиться, признав его острый ум и добродушие, выпустился из Башни в том же году, когда они выполняли задание (за которое Вельгану, кстати, сильно влетело от Найгента). Вот уж кто действительно мог заткнуть рот остальным, подкрепив слова крепким кулаком!
Теперь же Демиан боролся один. Насмешки становились все более жестокими, а его ответы — более резкими. Но сегодня Реиста задели за живое, упомянув его родителей. Юноша не знал их, вернее, не помнил. Смутные обрывки воспоминаний, которые иногда всплывали в его голове, не могли составить полной картины. Поэтому, крепко сжав круглую брошь с изображенными на ней песочными часами — подарок, который отец сам сделал для него на день Рождения — Реист угрожающе прошептал:
- Они поплатятся за свои длинные языки...
На следующий день Демиан встретил одного из вчерашних ораторов в той же аудитории. Занятия окончились, и вокруг них была только напряженная тишина. Реист резко поднялся и злобно хмыкнул:
- Что, дружков сейчас рядом нет и обсуждать меня не с кем? - юноша сделал шаг к парню в углу и одарил его презрительным взглядом. - Может, поговорим теперь о твоей родословной? Например, как по наследству передается бездарность?
Парень угрожающе подался навстречу и прошипел:
- Научился ядовитым словечкам, щенок? Придется научиться и отвечать за них!
С этими словами из его ладони вырвалась яркая волна заклинания, которая, возможно, уничтожила бы Реиста. Но произошло то, что не входило в планы неприятеля.
- Не может быть! - он в ужасе отшатнулся в сторону. - Этот щит!... Как?!
Демиана окружала плотная, почти осязаемая защитная сфера из темных рун. «Не бойся вступать в споры, я обеспечу тебе поддержку». Бог защитил его, и теперь пришло время отдать Ашаэлю старый долг.

Вспыхнувшее синее пламя унесло с собой темного мага-неудачника, прервав тем самым его сдавленный крик. Реист привалился к стене и накинул капюшон на отросшие волосы.
- Действительно, бездарь. Так глупо использовать столь мощное заклинание! - Юноша, задумчиво улыбнувшись, потер гладкий подбородок. Если бы щит не отразил атаку — он сам бы отправился в Обитель Абсолютной Ночи. - Однако, твоя жертва не будет напрасна.
Соблюдая осторожность, Демиан закапывал тело на самом безлюдном и неприметном участке владений Башни. Работа лопатой вконец вымотала и без того уставшего юношу, но нельзя было давать себе отдых. Если вдруг выяснится, что он натворил... Реист предпочитал не думать об этом, и только ускорял темп. Наконец, завершив «похороны», Демиан кинул на свежевыкопанную могилу цветок, сорванныйй по пути, спрятал лопату и быстро, насколько позволяло ноющее тело, вернулся в свою комнату. Тут юношу сложил долгий приступ кашля.
- Этого мало, Реист. - Образ Ашаэля возник в голове внезапно. - Ты сам прекрасно понимаешь, что за мою помощь, как за тот раз, так и за сегодня, ты должен больше. Иначе мне придется взять твою жизнь.
- Да... Я понимаю... - Кашель мешал сосредоточиться и высасывал силы не меньше, чем двухчасовое захоронение. - Прошу, поверь — уже скоро я смогу расплатиться с тобой. В любом случае, я усвоил твой урок и увидел сущность многих... друзей.
Впервые в жизни юноша спал так крепко. Глубокая ночь окутала непроницаемой темнотой Башню, даря долгожданный покой. Ни в одной комнате не горел свет, а тишину нарушало лишь пение ночных птиц. И только в единственных покоях, занавешенных от мира плотными шторами, бодрствовал человек.
- Крепко же ты вляпался со своим долгом, мальчик мой... - тихо вздохнул магистр Найгент.
Шло время. Благодаря любви к научной литературе и неуемной тяге к знаниям Демиан добился еще больших успехов и уважения Бланша. Но так и не научился избегать конфликтов...
В тот день у Реиста всё валилось из рук. Трехдневная работа по магическим посохам была безвозвратно испорчена опрокинутым инисом*, магистр Найгент покинул на время Башню из-за неотложных дел, да еще и любимая флейта выдавала хриплые стоны вместо звонкой мелодии — юноша был совсем не в настроении.
Уже под вечер, направляясь в ученическую библиотеку дабы хоть как-то восстановить свои труды, Демиан столкнулся в коридоре с парочкой белых магов, которые гнусно ухмылялись и, обсуждая что-то шепотом, тыкали на него пальцами. Вначале юноша хотел пройти мимо, но громкий возглас заставил его остановиться.
- Да это же Демиан Реист! Слыхал о нем?
- А, юное дарование черных магов. Сам Дэмиэль, прямиком из Обители Абсолютной Ночи! - вторил ему товарищ с той же саркастической издевкой.
Юноша развернулся и столь же любезно бросил провокаторам:
- А, я вижу, люди в белых одеждах выползли из своих хором понабраться ума в темных коридорах?
Глаза белых магов в мгновение ока загорелись нескрываемой злобой.
- Умнику с такими манерами не жить!- Угрожающе рявкнул один из них.
- О, Боги Лун и Солнца! Белые балахоны вышли на охоту по черные души! - наигранно испугался Демиан, прижимая к груди кипу бумаг. - Лучше утолите свою жажду приключений партийкой в шахматы. Черные фигуры на доске не причинят вреда, но добавят ума в ваши светлые головы. - С вызовом завершил юноша.
- Не тебе указывать нам, темный выродок! Сейчас я тебя проучу!
Парочка направила на Реиста указательные пальцы, пропуская через них энергию и сотворяя заклинание, но Демиан ловко увернулся, выпустив листы из рук.
- Белые маги решили устроить неравный бой? - юноша подавил смешок и набросил на голову капюшон мантии. - Пожалуй, я удвою ставку.

____________________________________________________________________________
Примечание от автора: читать дальше

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

21:32 

ГЛАВА ВТОРАЯ. НИТИ СУДЬБЫ. Маги Синей Луны.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
История народа Синей Луны (выдержка из летописи неизвестного автора).

В стародавние времена, когда не был еще установлен порядок в мире, а на месте великих городов были только камни и лишайники, далеко в северных степях жило мирное племя. То были черноволосые люди, высокие и худощавые. Народ этот видел смысл своей жизни в духовном развитии. Быт их был прост, ибо они не видели радости в земных удовольствиях - будь то еда, вино, или любовные утехи. Они питались простой пищей - лишь чтобы поддержать тело, а ложе делили только для продолжения своего рода. Денно и нощно проводили они в медитациях, открывая путь в иные, тонкие миры и путешествуя по ним. Благодаря вековым стараниям и усердной работе над собой поколение за поколением люди эти обрели возможности, которые другим народам могли бы показаться за гранью природы человеческой. Они могли входить в сновидения друг друга и путешествовать вместе в иных мирах, пока тела их мирно покоились в постелях. Они способны были передвигать предметы на расстоянии, не прикасаясь к ним. Им ведомо было искусство управлять потоками энергии в своем теле и извергать молнии из пальцев рук, не раня при этом себя.
Казалось, скоро не останется тайн, которые не постиг бы степной народ, не останется высот, на которые они не поднялись бы в деле совершенствования своего духа. Все ближе и ближе подступали они к полной гармонии с собой и природой. Подрастало новое поколение, подающее большие надежды. Еще немного, и саму смерть удалось бы им обмануть.
Но не суждено было сбыться их чаяниям. Размеренное, спокойное их существование было нарушено правителем далекой страны, который пришел на север и развязал войну. Подобно жестокому граду обрушились его воины на горные степи. И было тому правителю имя - Кайтар. Сила, которой он владел, заставляла сомневаться в его человеческой природе. Казалось, жестокий бог пришел на эти земли. Он разил лишь движением руки, не прикасаясь, выпивая жизнь из людей. А воины, что пришли с ним, могли воскрешать убитых соратников, так что те сразу возвращались в бой. Степной народ скоро понял, что ему не выиграть этой войны. И люди бежали - с позором, оставив позади свой дом и все что у них было. Мало кто был убит, но дух беглецов был сломлен. Все их надежды и чаяния, их будущее и прошлое, всё, что они имели - было скомкано и втоптано в грязь. Много веков трудились они ради тех способностей, что имели сейчас - но в сравнении с силой, которую обрушил на них враг, это было ничто.
С этой поры великое уныние охватило народ - они лишились дома, вековые труды пошли прахом и жизнь утратила смысл. Прозябая в нищете, физической и духовной, они ждали, пока род их угаснет, и лишь в скорой смерти находили свое малое утешение. Но однажды ночью всем людям племени приснился один и тот же сон. И увидели они покинутые края, ночную степь и горы, озаренные светом полной синей луны на небосводе. Там явились им три сущности, носящие имена Дэмиэль, Мисхарэль и Ашаэль. Они открыли людям, что сила, которой наделен был враг, изгнавший их с родных земель, была дана им при помощи божественного вмешательства. Три создания провозгласили себя новыми богами и предложили изгнанникам свое покровительство... за определенную плату. Были они по своей природе едины, но каждый из них ведал одним из уголков души человеческой. Бог Дэмиэль готов был встать над теми, кто был горд и шел во тьму без страха и тени сомнения. Богиня Мисхарэль приняла в свои объятия алчных и хитрых людей. И наконец, бог Ашаэль протянул руку тем, в чьих сердцах поселились пустота и равнодушие.
Плата же заключалась в том, что с момента вступления в силу договора боги начнут питаться жизненной силой своей паствы. Тела людей станут слабее, но взамен они получат способности, много превосходящие мыслимые ими до этого. Если же силы потребуется много, нужно будет принести кровавую жертву одному из богов, и тот примет ее взамен жизни своего адепта. Лишь нечестивые люди годились в дар темным богам, ибо душа невинного, едва покинув тело, отправлялась в покои Соларэля, верховного бога - а значит, сила была бы потрачена впустую.
У изгоев не было иного выхода, они согласились на условия и открыли сердца новым богам. И, приняв эту веру, получили они имя - Народ Синей Луны. Были немногие, кто отказался. Их выбор был принят с уважением, и право обдумать и принять новое учение в любой момент было оставлено им. Боги научили людей владеть дарованной силой, направлять ее и с ее помощью творить невиданные ранее чудеса. Осознав, что отныне он способен противостоять своим завоевателем, народ Синей Луны возжелал мести и отправился на земли, откуда пришел Кайтар. Но, войдя в Эирскую равнину, они не увидели ничего, кроме руин когда-то великих городов, на которых уже затихала усобица между разрозненными остатками эирян. На опустевшие земли пришли и другие кочевники - народ Белой Луны, поклоняющийся духам природы. Здесь, на родине своего бывшего врага, степные жители решили построить новые города в согласии с другими племенами. Так и объединились на одной земле три народа.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

21:45 

История черного мага. Выпуск. Конец первой главы.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Во время обучения каждому ученику Башни уделялось особое внимание со стороны Магистра. Поэтому, когда учитель понимал, что его адепт перенял все необходимые знания — обучение считалось законченным. Впоследствии ему предоставляли выбор: остаться в Башне и посвятить свою жизнь научной деятельности или продолжить свой путь магии вне ее стен.
Посвящение в настоящие маги было небольшим торжеством для самого Магистра и его выпускника. Во время церемонии каждый адепт получал свой магический посох; был также и особый посох — артефакт, который преподаватель мог подарить избранному ученику.
Реист благоговейно провел рукой по прохладному древку Посоха Магистра. Артефакт признал нового хозяина, приветливо моргнув синим светом стеклянного набалдашника. Юноша улыбнулся учителю.
- Поздравляю с выпуском, Дэмиан.
Все четверо — Найгент, Амалия, Левис и сам Реист, - были одеты в парадные мантии. Целительница произнесла теплую речь, прощаясь с черным магом, Декаро натянуто улыбался, стараясь выглядеть приветливым. Лишь Магистр Найгент по-настоящему радовался тому, что юноша покидает пределы Башни. Правда, у него для этого был другой повод.
«Беги. Да сохранят тебя боги Луны...». Бланш проводил взглядом высокую черную фигуру и поднялся наверх, в свою комнату.
Выпуск стал для Дэмиана неожиданностью. Конечно, он знал и умел достаточно многое, но не считал обучение законченным. Поэтому, когда Найгент заявил, что через месяц состоится его посвящение в черные маги, Реист весьма сильно удивился, но возражать не стал.
И только потом юноша осознал истинную причину такой спешки. Именно наставник прикрывал его с момента первой жертвы, оберегая своего адепта от наказания. Юноша окончательно убедился в своей правоте во время короткого, но сердечного прощания с Найгентом, заметив, что тот нервничает. «Видимо, время действительно поджимает. Значит, нужно постараться незаметно покинуть Башню». Поэтому Дэмиан быстро собрал немногочисленные пожитки в дорожную сумку, и, так и оставшись в выходной мантии, тихо вышел через черный ход. Но, стоило только юноше ступить на узкую тропинку, ведущую к спасительным кованым воротам, за которыми заканчивались владения Башни, как его окликнул знакомый голос, раздавшийся сзади:
- Эй, Реист!
«Ох, не к добру это...» Подтвердив опасения, в парня ударила молния. Правую щеку обожгла боль, и из раны проступила кровь, однако Дэмиан успел опомниться и почувствовать энергию второго заклинания, летящего вслед. Юноша обернулся, выставив посох вперед, дабы отразить его. Когда магия рассеялась, Реист увидел стоящую в дверях Башни фигуру.
- Константинус... - тихо произнес он, ни капли не удивляясь появлению белого мага.
- Что же ты так рано уходишь? - спросил Декаро с издевкой. - Смотри-ка, и Посох Магистра с собой прихватил.
- Как вижу, Левис, не будь дураком, вручил сынишке такой же. - бесстрашно ответил Дэмиан.
Белый маг с наигранной скромностью пожал плечами:
- Да, и скажу тебе, по праву. Но какое это имеет значение, если передо мной стоит убийца? - тут из темноты прохода проступили еще семь силуэтов. - Мы долго терпели и ждали своего часа. Теперь ты ответишь за содеянное.
Созданный черным магом, к юноше стремительно приближался огромный змей, разинув страшную пасть, желая сожрать его целиком. Реист с легкостью отмахнулся от иллюзии посохом, разрушив ее. Но это был всего-лишь отвлекающий маневр — сверху в Дэмиана уже летели острые, словно кинжалы, сосульки. Парень прикрылся наспех сооруженным щитом, однако несколько холодных кристаллов пронзили его руки и плечи. Болевой шок, к которому не вовремя примешался кашель, заставила Реиста опуститься на одно колено. Юноша перестал хоть как-то владеть ситуацией, поэтому хорошо подготовленные неприятели, воспользовавшись моментом, сообща нанесли ему столь мощный магический удар, что Дэмиана отбросило назад метра на три.
- Акир был моим лучшим другом, - заговорил один из белых. - Позвольте мне добить ублюдка.
«Ну уж нет... Так легко вы не отправите меня на тот свет. Придется заплатить...»
- Стойте! - Реист в молебном призыве вскинул руку и приподнялся на локте. Маги вняли его просьбе — уж больно жалко и безобидно выглядел Дэмиан, пытающийся встать на ноги, тяжело опираясь на посох. Страшное решение пришло ему в голову, но выбора не было.
- Вы уже добились того, чего хотели, - начал он едва слышно. - Мне не хватит никаких сил, чтобы дать вам отпор. Я понимаю, что загнан в угол вашей жаждой мести.
Заметив на лицах самодовольный оскал, юноша продолжил практически шепотом:
- Мне ничего не остается, кроме как пойти на самоубийство... Однако вам придется отправиться со мной! - неожиданно громко и четко крикнул Дэмиан и, не теряя, времени, сосредоточился на заклинании.
Маги ошеломленно замерли, обдумывая услышанное. Белые вопросительно уставились на соучастников, но те неопределенно хмыкнули. Лишь двое самых проворных темных адептов осознали, что сейчас произойдет. Неописуемый ужас отразился на их лицах и они, схватившись за амулеты, телепортировались с поля битвы.
Этот фактор не на шутку всполошил остальных, и все разом заговорили:
- Что ты несешь? - рявкнул Константинус, в недоумении глядя на то место, где секунду назад стояли сбежавшие товарищи.
- Что здесь происходит? - надрывался в толпе женский голос.
- Эй, остановите его! - срываясь на фальцет, завопил черный маг. Он уже подготовил подходящее заклинание, которое бы прикончило Реиста. Но Дэмиан оказался быстрее.

Последняя кровавая капля упала на дно песочных часов...
Взрыв сокрушительной мощи обрушился на неприятелей вкупе со стеной магического пламени. Их смерть была мгновенной...
«Изначально черная и белая магия были боевыми учениями. Есть особое темное заклинание, позволяющее сотворить мощный взрыв. Часто использовалась одна тактика, где маг с небольшой группой охраны, состоящей из таких же смертников, телепортировался в толпу врагов и произносил это заклинание. После чего он неизбежно погибал. Взрыв, впрочем, не затрагивал самый центр, где тот находился, поэтому маг мог умереть не сразу. Однако даже исцеление не спасло бы его, поскольку жизнь в изуродованном теле неумолимо стремилась угаснуть. Смерть такого мага была чаще всего медленной и очень мучительной, так что подобная жертва считалась особо почетной на войне».
Лекция, прочитанная Найгентом, снова и снова всплывала в сознании Дэмиана, которое, мучая покалеченное тело, не желало дать юноше покой. Мысли были кристально чистыми, не смотря на сковывающую каждую клеточку организма боль. Реист лежал на спине, закрыв глаза, и теплая струйка крови, все еще слабо сочащейся из его щеки, напоминала ему о том, что он пока жив, хотя частичка души уже прикоснулась к густой тьме Обители Абсолютной Ночи.
«Я сполна выплатил долг, Ашаэль... Прими в свои ряды нового слугу. И даруй мне, наконец, смерть»...

Рыжеволосый эирянин в потрепанной мантии целителя стоял на холме о оглядывал простиравшийся впереди город, к которому вела широкая дорога.
«А ведь тот дурно воняющий крестьянин меня не обманул. Ну что ж, Ваардан, держись!»
Парень сделал несколько шагов слегка пошатывающейся походкой, как вдруг что-то оглушительно громыхнуло и земля под ногами эирянина содрогнулась.
- Кажется, я не заказывал пушек в свою честь, - задумчиво протянул целитель, пытаясь найти источник безобразия,и его выбор пал на возвышающуюся над прочими постройками башню. «Думаю, там сейчас творится что-то интересное. Надо попасть туда первым».
Обогнув зашумевший город, чтобы сэкономить время, парень добежал до места и застал весьма странное зрелище: на небольшой полянке перед Башней, стены которой рассекали длинные трещины, лежали семь трупов... Хотя нет, погодите! «А этот еще живой. Видимо, он сотворил тот самый взрыв. Страшная и мучительная смерть...»
Почувствовав постороннее присутствие, Дэмиан с трудом приоткрыл глаза и увидел грязные ботинки, хозяином которых оказался целитель в старомодной мантии и с плотной черной повязкой, что закрывала лицо от корней волос до середины носа. Он был слеп.
- Я знаю, что ты сделал, - эирянин склонился над Реистом. - Я читал о таких заклинаниях и знаю про неизбежную смерть, но могу помочь тебе выжить. Однако я потребую кое-что взамен.
Дэмиан набрал в поврежденные легкие воздух и, постоянно прерываясь, хрипло ответил:
- Ты предлагаешь помощь едва живому черному магу... который разнес пол-Башни... Чего же ты хочешь?
- Когда-то давно я совершил огромную ошибку. Теперь мне нужно от нее отмыться. Мы заключим с тобой договор, и наши жизни будут связаны. От тебя практически ничего не требуется, кроме необходимости постоянно терпеть мою компанию. С этого момента я везде буду следовать за тобой.
- Пустяковые условия для человека... который уже продал свою жизнь... Я... не могу отказать. Согласен, - прошептал Реист, чувствуя, что последние силы оставляют его.
Целитель удовлетворенно кивнул и выпрямился:
- Ну, в таком случае, договор заключен...
Теплое одеяло мягкого света накрыло Дэмиана с головой, даруя избавление от боли и страданий. Юноша вдохнул утренний воздух и улыбнулся. «Кажется, я, все-таки умер»...

Конец первой главы.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

00:57 

История черного мага. Неприятные последствия (окончание).

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Схватка закончилась быстро. Повинуясь магическому языку рун, рядом с Реистом возникли, словно из ниоткуда, три иллюзии, похожие на него, как зеркальные отражения. Вместе они произнесли заклинание — и парочка сгинула в том же синем пламени, что и первая жертва Демиана.
- Клоуны. - презрительно хмыкнул юноша.
Оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к каждому шороху, Реист, уже привычными движениями выкапывал две небольших ямки рядом с «захоронением» черного мага. Но на этот раз работа шла гораздо медленнее. Сделка с Ашаэлем окончательно подорвала здоровье Демиана, и юноша не мог отделаться от мысли, что он роет могилу самому себе. Каждое движение, каждый вздох отдавались болью в сердце и пробуждали новые приступы кашля.
Покончив с неприятным занятием, Реист, пошатываясь, смурой тенью вернулся в Башню. Перед глазами все плыло, и парень шел, не разбирая дороги, опираясь руками о стены. Нестерпимая боль согнула его в коридоре, вонзаясь острыми когтями в сердце и шкрябая по легким.
- Демиан? - звонкий девичий голосок заставил того обернуться, но все равно, кроме золотисто-белого пятна юноша не разглядел ничего. Однако Реист узнал окликнувшую его целительницу.
- Здравствуй, Аманэль... - тихо поздоровался он.
- О, Боги, Демиан! Что с тобой? - встревоженно осведомилось золотистое «пятно», обхватив кашляющего мага, тем самым не давая ему упасть.
- Кажется, я... немного приболел.
- Да ты похож на ожившего мертвеца из легенд! Пошли, тебе нужно нанести визит Амалии.
Заботливая Аманэль отвела Реиста к Магистру Глеин, поддерживая его за плечи, и посадила на скамью в приемной. Через некоторое время почтенная эирянка осмотрела Демиана.
- Озноб, кашель, боли в сердце, тошнота... - спокойно перечисляла Амалия, неторопливо ища на многочисленных полках нужный пузырек с лекарственным снадобьем. Но ровный голос целительницы заставил юношу внутренне содрогнуться: слишком очевидна была его «болезнь», особенно для Магистра Глеин, которая почти каждый день лечила учеников Найгента, занимающихся практикой. Все симптомы указывали на использование боевых заклинаний, хотя Реист стал теоретиком около двух лет назад. Вдобавок, его недомогание так подозрительно совпало с таинственным исчезновением адепта черных учений... Два плюс два — четыре...
- Демиан, ты не практиковал боевые заклинания в последнее время? - словно прочитав его мысли, спросила Амалия. У юноши похолодели руки, а желудок ухнул куда-то вниз.
- Нет, я простудился! Или какой-то черт меня сглазил! - с придыханием произнес Реист, огромным усилием воли заставляя себя оставаться спокойным.
- Тогда ...хм... Да, я думаю, это лекарство подойдет.
И целительница протянула Демиану маленькую стеклянную бутылочку со светло-охристой жидкостью.
- Настой снимет боль и слабость, но не излечит саму болезнь.
Юноша спрятал снадобье в одном из потайных кармашков мантии и, кивнув в знак благодарности, направился к выходу.
- Реист... - тихо сказала Амалия, заставив того остановиться на пороге. - Будь осторожен. В последнее время в Башне неспокойно.
Демиан улыбнулся одними уголками губ.
- Спасибо за заботу.
С этими словами юноша исчез за закрывшейся дверью.
«Все зашло слишком далеко», думал Реист, шагая по коридору спустя несколько дней. «Магистры явно подозревают меня, но что-то — или кто-то? - мешает им открыто предъявить мне обвинения. Нужно подготовить пути к отступлению, если они-таки сделают это, например, создать амулет телепортации. И прекратить убивать...»
Юноша остановился у доски объявлений. На ней висели три портрета. Лица изображенных на них магов Демиан отчетливо помнил сгорающими в пламени заклинания. «Больше никаких жертв в Башне».
Вдруг тонкая игла боли вонзилась в сердце, отчего Реист поежился и непроизвольно потянулся к источнику страданий, словно это могло унять приступ. Но пальцы Демиана нащупали матовую поверхность броши, скалывающей мантию у воротника, и юношу одолели воспоминания.
- Отец... - тихо шепнул он.
- Демиан, я хочу сделать тебе подарок.
Ему исполнилось четыре года. Реист видел себя со стороны — ясноглазый бойкий ребенок с вечно растрепанными волосами, бережно держащий в маленьких ладошках украшение.
- Это ценная вещь для юного мага, которую я создал для тебя в день твоего рождения. Она поможет, если ты вступишь на путь магии. Броши безразлично на какой стороне ты окажешься, будь то черное или белое, доброе или злое. Часы не солгут тебе.
Мальчик кивнул и начал с интересом разглядывать изображенные на артефакте песочные часы, висящие на большом пальце скелета руки
- Как красиво... - с трепетом выдохнул Демиан. - Но почему в них нет песка?
- Придет время — и они наполнятся твоей жизнью. Затем появится сила, которая может отнять ее. Следи за тем, чтобы сосуд жизни не опустошился и не променяй его на силу...
«Отец... Ты как знал, что мне суждено принять черное учение — силу, за которую платишь жизнью». Ему снова двадцать два и родителей больше нет рядом. Горькая тоска заставила юношу стиснуть зубы. «Но что делать, если для жизни нужна сила?!»
Злобное лицо с огромным носом нависло над ним настолько внезапно, что Демиан даже вскрикнул, отшатнувшись в сторону. Константинус Декаро, сын нынешнего магистра белых магов Левиса, собственной персоной стоял почти вплотную к Реисту и гипнотизировал его голубыми глазами. В юношу не полетело ни одного заклинания, но суровый взгляд говорил за себя: Константинус знал, кто виноват в смерти учеников. От осознания этого Демиан сжал кулаки и отвел глаза. Декаро самодовольно прошествовал мимо него, бросив напоследок всего одно слово:
- Убийца.
- Придурок. - ответил Реист вслед удаляющемуся белому балахону.
Зал Магистров представлял из себя круглое помещение, достигавшее в диаметре шесть метров, освещаемое несколькими канделябрами и лучами, попадавшими туда через два больших окна. Точно в центре комнаты стоял мраморный темно-серый стол — единственный занимательный предмет в зале. Столешница его состояла из трех кругов, соединенных между собой на манер листика клевера. Вся конструкция напоминала неведомый ранее волшебный цветок, вросший корнями-ножками в пол. К каждому «лепестку» было пододвинуто удобное резное кресло, в которых сейчас восседали магистры всех трех учений.
- Ужасные времена наступили для Башни! Ученики пропали без вести... - грустным голосом начала совещание Амалия. - О, Солнце! Мне страшно это говорить, но я полагаю, что это убийства.
- Убийства, что же еще. - хмыкнул Магистр Левис, сидящий по левую руку от целительницы. - Пропали двое моих адептов, и мне приходит в голову только одно — в этом замешан кто-то из учеников темного рода, чей конфликт мог бы послужить поводом к убийству.
Декаро со змеиной улыбкой повернул голову, ожидая ответа Найгента, который, устало откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза и не принимал никакого участия в происходящем. Но, услышав совсем нелестные слова о своих адептах, Бланш медленно встал и нахмурил брови:
- Непростительно поспешный вывод. Целительство отметается сразу, но и черная, и белая магия — боевые учения. Любой из наших с тобой учащихся мог совершить подобное. Кстати, с каких это пор я должен объяснять тебе прописные истины, аки младенцу?
Левис злобно сощурил глаза, но промолчал. На мгновение лицо Магистра Найгента посетила торжествующая ухмылка, и он, набрав в легкие побольше воздуха, продолжил:
- Есть другое предположение. У нас множество отпрысков аристократических родов магов, и не мне рассказывать тебе, что творится во многих из них. Я считаю, что убийцу следует искать среди них.
- Безусловно, в этом есть доля правды. - Настал черед белого мага хмуриться. - Однако советую тебе смотреть в оба за своим юным обществом вне зависимости от их рода и происхождения.
- То же могу посоветовать и тебе. - с достоинством сказал Найгент.
- Недавно Реист приходил ко мне с симптомами, похожими на результат использования темных боевых заклинаний, - прервала Амалия начавшуюся было перепалку.
- Хм, любопытно... - просиял Левис, удовлетворенно поглаживая мягкую светлую бородку. - Не каждый день твои адепты являются к целителям за помощью от побочных эффектов обращения к темным силам
- Ты отлично знаешь, - разозлился Бланш, - что в отличие от вашего, наше учение отнимает жизненную силу, и черные маги — слабые здоровьем люди. К тому же, Демиан получил серьезное ранение при выполнении задания от мэра Ваардана, обагрив своей кровью всю аудиторию целителей, после чего решил стать теоретиком. Уж за своих-то отличников я могу ручаться. - Последние слова Магистр Найгент едва ли не прошипел.
- В таком случае, мне нечего тебе сказать, но я уверен, время покажет...
«При таких нападках времени как раз осталось мало» размышлял Бланш в своих покоях. «Скоро мне будет нечего противопоставить Левису, и тогда нас обоих лишат магической силы. Ох, Демиан, что же мне с тобой делать?...»
Решение проблемы пришло неожиданно...

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

01:19 

lock Доступ к записи ограничен

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:31 

lock Доступ к записи ограничен

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:38 

lock Доступ к записи ограничен

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:30 

lock Доступ к записи ограничен

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:42 

Гайды по миру.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Эира – огромная процветающая страна, существовавшая в древности. Ее земли простирались на большей части Приморской равнины. Официальной религией была вера в бога Солнца, который являлся воплощением добра, справедливости и милосердия. Правящим сословием были солнечные маги, которым бог даровал способность исцелять людей и творить чудеса. На данный момент, Эиры не существует, она находится в состоянии феодальной раздробленности. Отовсюду в разоренную равнину хлынули племена кочевников, среди которых были народы синей и белой луны. От великой страны остались только разрозненные города-государства, обосновавшиеся на месте былых инфраструктур. В течение времени произошло кровосмешение коренных жителей и пришлых народностей.

Эиряне - коренное население погибшего древнего государства - невысокие, довольно крепкого телосложения люди с темными глазами, смуглой кожей и ярких расцветок волосами - золотистые, рыжие, каштановые и т.д. В данный момент наиболее чистокровные эиряне встречаются только во Фламме, некоторые из них практикуют целительство.

Солнечные маги - целители древности, обладавшие огромными возможностями. Например, они могли вернуть из мертвых недавно погибшего не своей смертью человека или мгновенно вырастить из семечка растение. На данный момент солнечных магов не существует, остались только их последователи - целители, которые обладают намного меньшими возможностями.

Источник вечной мудрости - мифический источник знаний. Легенда гласит, что сам бог Солнца подарил его эирянам. Говорят, что изведав его мудрости, обретаешь любое знание, с помощью которого можно сотворить чудо: вырвать человеческую душу из рук демона, полностью исцелить свое тело и избавиться от плохой кармы, обрести власть и могущество. По легенде, источник был запечатан богом Солнца и скрыт от людей навсегда.

Война солнечных магов - бог Солнца в определенный момент подарил поклонявшихся ему эирянам источник вечной мудрости. Но последний правитель Эиры, черпнув из него знания и получив возможность использовать целительство "наоборот" ( а именно выпивать жизненные силы из людей, калеча и убивая их при этом), решил развязать войну с окрестными племенами кочевников и небольшими государствами, собираясь захватить мир. Бог был разгневан этой выходкой, лишил правителя силы, и тот был убит своими же соратниками. После его смерти в Эире началась кровавая гражданская война между родами солнечных магов, последователями правителя, и теми, кто был против него. В ходе этой войны государство Эира прекратило свое существование, а большинство ее участников перебили друг друга. Осталась лишь небольшая часть чистокровных эирян, которые занимали в распрях между родами магов нейтральную сторону. Чтобы сохранить остатки солнечной магии, они ушли в отшельничество в небольшую рыбацкую деревушку, которая впоследствии разрослась в крупный портовый город - Фламму.

Фламма - единственный город в Эирской (Приморской) равнине, а скорее всего, и во всем мире, где все еще практикуется целительство. Считается, что Фламма - истинный город Света, где нет места даже тени зла. Вся структура общества завязана на целителях - они являются его единственными полноправными хозяевами и правителями. Во Фламме очень ценится причастность к древним родам солнечных магов, занимавших в древней войне нейтральную сторону, которые создали этот город.

Целительство - магия, позволяющая исцелять людей. Имеет ряд ограничений: невозможно вылечить сильно изуродованные или отсутствующие органы и конечности, а также невозможно воскресить мертвого человека. Проходя посвящение в целители, человек подключается к Солнечному потоку - эгрегору, с помощью которого человек может лечить других магическим путем. Целителям запрещено убивать, насиловать, связываться с демонами и т.д., так как это наносит ущерб Потоку и делает его слабее. Пройти посвящение можно только у Мастеров-Целителей во Фламме. Еще издревле на магов-целителей было наложено особое ограничение - они не могут лечить и изменять собственные тела и души.

Мастера-Целители - маги, обладающие знанием посвящения в Целители. Любой кандидат, пожелавший стать Целителем, проходит у них множество проверок. Мастера-Целители особо щепетильно относятся к родословной . К посвящению не допускались те кандидаты, в чьих жилах текла кровь солнечных магов, участвовавших в войне. Безродный человек, к слову, имеет шанс стать целителем. Впрочем, обычно в целители принимают уроженцев Фламмы. Целители занимают самое высокое положение в иерархии Фламмы, являясь ее правящей верхушкой.

Верховный Маг Фламмы - один из Мастеров-Целителей, избранный правителем города.

Чародеи-Целители - полностью обученные Целители, заслуженные маги, которые могут брать себе учеников и имеют высокий статус в обществе Фламмы. Их роды составляют ее аристократию. Маги, только вышедшие из учеников, называются Младшими Чародеями-Целителями и занимают значительно более низкое положение в обществе.

Солнечный поток - целительский эгрегор, подключаясь к которому с помощью инициации, человек становится целителем. Инициацию в данный момент проводят только во Фламме. По легенде, поток был дарован древним эирянам богом Солнца.

Маги - люди, обладающие способностью колдовать, обращаясь к определенным потусторонним силам, фокусируя их энергию и направляя ее в нужное русло с помощью заклинаний, произнесенных вслух, или магических рун. Магией можно назвать способность тонко чувствовать различные потоки энергии мира вокруг и внутри себя. Чаще всего она переходит по наследству. Магический дар не возникает из ничего и никуда не уходит бесследно. Есть три учения магии - черная, белая и целительство. В отличие от последнего, черная и белая магия возникли как боевые учения, каждое из них имеет свои достоинства и недостатки. Так, в битве белые маги могут осуществлять длительные серии средних воздействий, тогда как черный маг способен нанести удар огромной сокрушительной силы, но погибнуть при этом.

Черная магия - магия, которая позволяет обращаться к темным силам. Данное учение в эирскую равнину принес народ синей луны. Контакт с темными силами отнимает у черных магов здоровье, чаще всего это неестественно худые, физически слабые люди. Любое заклинание требует от них жертвы - либо своей, либо чужой жизненной силы. После того, как маг достигает определенной ступени силы, он может обратиться к одному из демонов, чтобы продать ему свою душу, заключив с ним договор, и войти с ним в энергетический симбиоз. Маг получает от демона силы, взамен отдавая ему энергию различным путем. Некоторых магов демоны находят сами, чаще всего подбирая себе будущих последователей по качествам личности, и предлагают им договор. Суть любой сделки различна, демоны составляют договора индивидуально для каждого мага. Метод, с помощью которого энергия переходит к демону, может быть каким угодно, будь то своя жизненная сила или чужая, а также ритуал, заключающийся в половом акте. После смерти маг, заключивший сделку, попадает в Обители Абсолютной Ночи, где, если он правильно выполнял пункты договора с демоном, его душа получает определенный статус и место возле демона. Если же договор был не выполнен, душа мага присоединяется ко множеству душ, которые были принесены демону в жертву. Черную магию в эирскую равнину принесли в древности кочевники, названные народом синей луны. Чаще всего, именно их потомки и становятся черными магами.

Народ Синей луны - высокие и худые, бледнокожие и светлоглазые люди с прямыми и жесткими черными волосами. В древности были кочевым племенем, которое впоследствии присягнуло темным богам-демонам и изобрело черную магию. Большая часть народа синей луны уже давно смешалась кровью с эирянами и народом белой луны, однако чистая кровь сохранилась в родах магов. Обычный люд имеет ряд предрассудков в отношении черных магов и боится их, однако сами представители темных родов чтут чистоту своей крови. Поэтому чаще всего черные маги имеют идеальные родословные.

Народ Белой луны - высокие, похоже на арийцев или славян, мощного телосложения люди со светлой кожей и светлыми же глазами и волосами. В древности, как и народ синей луны, были одним из кочевых племен. Народ белой луны принес с собой белую магию - способность обращаться к силам природы. Несмотря на то, что все народы перемешались, представителей народа белой луны больше, нежели синей. Семьи белых магов многочисленнее и живут они дольше, но их кровь более разбавлена, а продолжатели рода обладают, в основном, средними способностями, в то время, как среди наследников черных родов преобладают весьма сильные дарования.

Белая магия - учение, позволяющее использовать силу природы. Белые маги - превосходные алхимики, также они способны влиять на силы природы с помощью заклинаний и алхимических катализаторов. Белая магия не зависит от человеческой жизненной силы, однако требует тщательной подготовки - для каждого заклинания необходим реагент. Большую часть времени в своей магической деятельности каждый маг посвящает подготовке этих реагентов. Также эта магия полностью зависит от окружающей природы – например, там, где практически нет воды, невозможно создать ливень. Как и черные маги, белые живут аристократическими семьями, внутри которых хранят свои секреты, однако они меньше заботятся о чистоте своей крови.

Магическая аристократия - Не имея собственной территории, в отличие от целителей, семьи черных и белых магов обычно занимают высокое положение в тех городах, где они укоренились, поскольку маги в принципе малочисленны, а их услуги всегда востребованы. Помимо всего прочего, эти рода имеют свое сообщество, в котором множество подводных камней. Маги-аристократы не лишены пороков, в их кругах такие вещи, как убийства, вендетта, инцест, подставы, незаконная деятельность и т.д. не являются чем-то удивительным. Магическая аристократия живет по собственным, ничем, кроме понятий, не контролируемым законам, и есть только одно общество, свободное от их нравов - сообщество магов-ученых, базирующееся в Ваарданской башне.

Ваарданская башня - здание, которое воздвигло сообщество магов-ученых в качестве нейтральной от распрей аристократии территории для изучения магических наук. Здесь присутствуют представители всех трех учений магии. Административной верхушкой являются три Магистра от каждого из учений. Также здесь проходит обучение молодых людей, желающих быть магами. Каждого их них учит лично Магистр, поэтому учеников в Башне немного. Любой человек, желающий стать магом, должен предоставить бумаги от семьи с информацией о родителях. Часто ученикам самим предоставляют возможность выбрать интересующее их направление магии. Адептам целителей преподают только науку врачевания. А наиболее прилежным предоставляют рекомендации и отправляют во Фламму, где они могут пройти посвящение. Выпускают учеников по отдельности, когда, по мнению его учителя, адепт усвоил необходимые знания и заслужил звание мага. У каждого из Магистров заготовлен особый подарок для избранных учеников - посох, созданный лично Магистром. Такой посох вручается лучшему адепту, впрочем, нередки случаи, когда Магистры старались припасти этот дар для своих младших родственников.

Закон в магических сообществах - как таковые, понятия о законе существуют только среди магов Фламмы и Ваарданской башни. Во Фламме высшими мерами наказания являются пожизненная тюрьма для магов-целителей и изгнание для простых граждан. В Ваарданской башне также есть свод правил, но высшей мерой наказания здесь является ритуал, лишающий магической силы. В отличие от этих двух городов, маги-аристократы не имеют каких-либо законодательных органов. Из-за отсутствия общих законов в разрозненных городах социальная жизнь аристократических родов напоминает организованную преступность - у кого больше сил и влияния, тот и правит бал. Впрочем, есть ряд негласных правил, во многом совпадающих с законами других сообществ. Например, запрещено экспериментировать с живыми людьми, необходимо всегда носить мантию, нельзя порочить лицо магического сообщества в глазах простых людей, а также нужно держать в тайне магические знания и не раскрывать их обычным людям. За совершенные злодеяния на какого-либо мага могут устроить гонения и приговорить его к смерти. Впрочем, здесь убивают не только тех, кто провинился, но и тех, кто перешел кому-то влиятельному дорогу, так что понятия о законе среди магов-аристократов весьма зыбки.

Ваардан - торгово-курортный город, возникший рядом с Ваарданской башней. Он был построен путешественниками из Люксена, которые желали воспользоваться услугами магов. Город снабжает Башню провиантом и прочими необходимыми для жизни товарами в обмен на мелкие зачарованные артефакты и услуги. Ваардан живет за счет торговли и предоставления жилых мест для людей, приехавших по каким-либо делам в Башню.

Люксен - город науки и торговли. Здесь самая огромная среди городов эирской равнины библиотека, в городе наиболее хорошо, чем где-либо развита система торговли информацией. Здесь базируется сообщество летописцев, которые хранят здесь свои научные труды. Большинство из них живет так же в Люксене. Говорят, в этом городе можно узнать любую информацию, найти самые редкие карты и услышать самые интересные слухи и сплетни. Город имеет свою изнанку, и здесь так же находится и гильдия воров информации, раскинувшая свои сети по всей эирской равнине, которая за определенную плату готова выложить вам грязное белье сильных мира сего.

Мир - Миндан, созданный богом, но развивавшийся лишь с малым его участием. Его населяют люди и те, кто некогда ими были. Развитие технологий здесь на уровне позднего средневековья, также практикуются различные учения магии, доступные, впрочем, весьма немногим. В истории, которую вы читаете, будет рассматриваться определенная местность - эирская равнина.

Небесные светила - Солнце и две луны - Алазарь (синяя) и Шимраль (белая), считаются жилищами богов и духов. Солнце - дом Соларэля, бога Света, Алазарь является обителью демонов, а Шимраль представляет собой вместилище духа Природы.

Луна Алазарь - синяя луна на небосводе Миндана, считается Обителью Абсолютной Ночи - пристанищем демонов и душ их последователей, а также принесенных им жертв.

Боги и демоны - главный бог и создатель мира - это Соларэль, бог Света и Солнца. Он олицетворяет собой милосердие, добро и справедливость, и всегда старается не сильно вмешиваться в судьбы своих творений, наблюдая за их развитием. Соларэль верит, что добро всегда восторжествует. По легенде, он проникся поклонявшимися ему эирийцами, и выбрал эту расу своими избранниками. Соларэль даровал им множество чудесных возможностей, которые те использовали не по назначению, чем разгневали бога. После этого он отобрал у них большую часть из того, что даровал ранее. Разочарование и гнев Соларэля породили в нем самом черные чувства, которые привели к раздвоению личности. Ужаснувшись тому, что произросло в нем, Соларэль, дабы очиститься, отсек от себя, ставшие чужеродными, части, и те зажили своей жизнью. Сам же бог при этом стал значительно слабее. Так появились три демона, которых впоследствии люди так же стали называть богами, т.к. демоны стали набирать силу, выбрав себе последователей среди людей. Это Демиэль, бог Тьмы и Гордыни, Мисхарель, богиня Обмана и Алчности и Ашаэль, бог Пустоты и Равнодушия.

Дух природы - сам по себе созданный Соларэлем мир, хоть и был под его наблюдением, развивался самостоятельно и обрел собственную душу, олицетворяющую собой силу природы, ее единство и управляющую всеми ее процессами и циклами.

Посохи магов - посох является особым артефактом, усиливающим и фокусирующим энергию мага, а также позволяющим сохранять ее. Магические свойства посоха во многом зависят от того, кто его сделал. Так, посохи, выдаваемые ученикам на занятиях, весьма слабы. Посохи, сделанные магами-учеными, являются стандартным аксессуаром любого мага. А посох, созданный Магистром - это особый, очень мощный артефакт. При создании, посох зачаровывается на определенного мага - никто, кроме владельца, не может им пользоваться и даже прикасаться против воли его хозяина, поскольку в чужих руках артефакт мгновенно нагреется настолько сильно, что человек получит сильный ожог. Подобная защита необходима, поскольку посох - тонко настроенный на работу с энергией определенного мага инструмент. В принципе, использовать магию можно и без посоха, однако любые заклинания будут ощутимо слабее, поэтому практически все взрослые маги предпочитают пользоваться этим артефактом. Энергия, сохраненная в посохе, может использоваться для усиления заклинаний, либо же для какого-либо разового мощного воздействия (например, телепортации). Эта энергия восстанавливается от силы того небесного светила, с которым она связана, однако происходит это очень медленно (черные маги "заряжают" посох от света синей луны, белые - от белой, а целители - от Солнца).

Одежда магов - изначально создание определенной одежды - мантии, которую носят маги, было основано на старом соглашении между сообществом белых и черных магов с целителями Фламмы. Оно было заключено с подачи целителей в тяжелые времена после войны солнечных магов и дележки территории оставшимися эирянами и пришлыми народностями. Те опасались, что магические учения будут утеряны или осквернены, поэтому предложили, чтобы маги носили форму, по которой их будут узнавать. Впоследствии это стало твердым негласным правилом среди магической аристократии и обязательным условием среди Целителей. Представители власти городов эирской равнины, в свою очередь, ввели требование носить эту форму на законодательном уровне, поскольку ничего не знали о магах, их семьях и их тайных обществах, и опасались их. Маг, замеченный в обычной одежде, подвергается серьезным санкциям (а свои способы вычислить подобных отщепенцев есть у каждого из городов). Обычный человек, надевший форму мага, так же понесет наказание. Учитывая, что мантию маги носят практически не снимая, появилась традиция зачаровывать ее на некоторые эффекты. Обычно маги - не слишком приспособленные для обычной жизни люди, чаще всего с головой погруженные в свои учения. Поэтому мантии зачарованы на смягчение воздействия внешней среды (холод или жару), позволяет меньше уставать при физических нагрузках. По традиции, каждый маг сам шьет и зачаровывает свою мантию, а мантии учеников зачаровываются их учителями.

Телепортация - возможность мага переместить свое тело на определенное, достаточно ограниченное расстояние. Обязательным условием успешной телепортации является четкая картинка в памяти того места, куда маг собирается отправиться, либо же ясное представление о расстоянии (например, при наличии четкой карты с выверенным километражем). Если же мага что-либо сбивает в процессе произнесения заклинания, результат может быть непредсказуем. Также, любой другой маг может отследить путь телепортации, повторить заклинание, основываясь на магическом следе, и оказаться в том же месте, куда кто-либо переместился. Такой след держится около трех дней. Механизм заклинания таков, что маг может на недолгое время превратить свое тело (и, при необходимости, от одного до нескольких человек вместе с собой) в чистую энергию и переместить ее в пространстве на очень большой скорости. Возможность телепортироваться есть у любого мага, вне зависимости от учения. То, сколько людей маг может телепортировать вместе с собой и расстояние, на которое он сможет их перенести, зависит от силы самого мага и свойств его посоха. Телепортацию невозможно использовать часто, т.к. это заклинание отнимает много сил самого мага и полностью опустошает запасенную в посохе силу. Телепортироваться без посоха невозможно, однако есть специальные артефакты, которые переносят в определенное место и действуют только один раз.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

22:16 

История черного мага. Проклятый дом.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Демиан всегда спал беспокойно, поэтому проснулся за час до назначенного времени. Повалявшись в постели минут пять, юноша неспешно оделся и уселся за стол. Выдвинув верхний ящик, Реист извлек из него самокрутку и плод сангморы, который сразу же заварил, и, чиркнув тинделем, закинул ноги на стол и закурил, бесстрастно проследив взглядом за очередной разбитой чернильницей, которую он задел локтем. Дожидаясь Фирина, парень не испытывал беспокойства или волнения по поводу грядущего дня. Уже не раз Демиану приходилось снимать проклятия, так что сейчас все его мысли занимала затейливая мелодия, которую он тихонько напевал себе под нос.
Ровно в шесть часов юноша набросил через плечо сумку и вышел из комнаты, едва ли не столкнувшись в дверях с эирянином.
- Доброе утро. - Вяло поприветствовал Вельган, зевая так, что Демиану на миг показалось, будто у того сейчас сломается челюсть. - Ты готов?
Реист кивнул головой. Парочка направилась к главному входу, минуя многочисленные залы и лестницы. Когда они уже ступили за границы владений Башни, в одном из окон мелькнула высокая темная фигура.
- Прояви себя, Демиан. - вполголоса шепнул Найгент.
Ваардан медленно просыпался и оживал. Упитанные и добродушные пекари разжигали печи, и вскоре на всех улицах послышался запах свежих булочек. Хозяева трактиров, кто подметая крыльцо, а кто вышвыривая очередного дебошира или должника с руганью, приводили свои уютные дома в опрятный вид. То тут, то там, деловитые купцы, еще слегка помятые после сна (а может, и после ночных похождений) открывали лавочки, выставляя на обозрение разнообразный товар — тончайшие, словно паутинка, ткани, редкие ароматные пряности с других континентов, безделушки и полезные предметы быта, начиная от деревянных ложек с искусной резьбой заканчивая девичьими ларцами, украшенными гравировкой и драгоценными камнями. Город переливался яркими красками в лучах еще несмелого весеннего солнца, поднимавшегося над ним.
Демиан не любил солнце. Поэтому, надвинув капюшон мантии на глаза, он мрачно, не обращая внимания на мир вокруг, следовал за оживившимся Фирином. Тот же не терял времени понапрасну — подмечал недорогие трактиры, глазел в витрины и улыбался встреченным миловидным эирянкам.
- Я надеюсь, что ты не забыл, зачем мы вышли из Башни, солнечный маг? - ядовито спросил Реист, которого поведение Вельгана начинало раздражать.
Фирин так резко остановился, что парень чуть не врезался в него. Потом медленно повернулся, одарил Демиана серьезным взглядом карих глаз и с вызовом ответил:
- Если тебе не нравится моя жизнерадостность — можешь валить обратно к Бланшу под крылышко. Пускай я и хожу в черной мантии, но в моем теле течет эирянская кровь. Я не собираюсь оправдываться за нее ни перед кем-либо. Можешь сколько угодно морить себя аскетизмом, но даже не пытайся втянуть меня. Я имею полное право наслаждаться жизнью, если это не влияет на магическую деятельность. И, если ты не заметил, за все время обучения — никак не повлияло. В этом году я являюсь лучшим выпускником среди черных магов. Поэтому, не смотря на свой рост, я могу надрать твою тощую задницу, если ты еще хоть раз намекнешь на моё эирянское происхождение.
Реист на миг прикинул расстановку сил и понял, что весы склоняются не в его сторону. Расходовать энергию на безобидные, но болезненные заклинания парню не хотелось, а драться врукопашную он не умел, в отличие от Вельгана. Поэтому Демиан безразлично хмыкнул и проследовал за эирянином, который развернулся на пятках и быстро зачесал вдоль улицы.
Молча преодолев остаток пути, маги вышли к дому, о котором писал мэр. Это была добротная постройка в два этажа, с подвалом. Деревянные ставни украшала резьба с циклами Синей Луны, по периметру большого крыльца стояла изящная кованая оградка из темно-золотого металла с искусно выкованными цветочными горшками. В общем, проклятым дом сложно было назвать, и сторонний наблюдатель не нашел бы в нем ничего странного — разве что дворик выглядел запустевшим, да фасад повидал время. Но именно от этого дома веяло темной энергией, да такой сильной и неприятной, что у юношей слегка похолодело в желудке. Фирин потянулся к неприметному темно-серому камню, висевшему у него на шее, прочитал заклинание и активировал щит. Демиан последовал его примеру, и после этого они вошли в дом.
Внутри было очень пыльно. Здесь никто не жил этой зимой, поэтому в воздухе витал запах отсыревшей древесины. Свет слабо пробивался сквозь грязные окна, и маги решили зажечь факелы, которые начали чадить и потрескивать от влажности.
- Давай не будем задерживаться в этом ужасном месте и сделаем все быстро. - Эирянин поежился. - О Боги, чувствую себя, как хорошее дорогое вино, схороненное в погребе!
- Кстати, о погребе.- Реист держался все так же спокойно, но и ему было не по себе. - Ты чувствуешь, что внизу проклятие сконцентрированно сильнее?
- Еще б я не чувствовал... Ну, одной проблемой меньше — нам не нужно искать проклятой вещицы по всему дому. Идем в подвал.
Маги, невольно ступая тихо и отбрасывая на стены переменчивые тени, спустились по скрипучей лестнице в подвал и вошли в единственную дверь. Они оказались в просторном пустом помещении. Сложно было сказать, чем оно раньше было — погребом для вина или лабораторией мага. Холодные каменные стены высотой в три метра покрывал толстый слой грязи. А в центре комнаты неприметно поблескивал...
- О, Соларэль!... - Фирин непроизвольно обратился к солнечному богу и отшатнулся назад к двери, но та внезапно наглухо закрылась, отрезая путь наружу. - Реист, мы телепортируемся обратно в Башню и передаем задание Найгенту на руки. Это не в нашей компетенции.
- И в чем же дело? - Демиан с любопытством смотрел на медальон из темного камня и раздумывал над тем, как бы его уничтожить.
- Эта дрянь, - Вельган указал на проклятую вещицу, - амулет Мисхарэль, если можно так выразиться. Видишь знак на нем? Похоже, что тот маг, который проклял это место, высасывает с помощью него человеческую жизнь, после чего жертва отправляется сразу в Обитель Абсолютной Ночи. Если мы попробуем его уничтожить — то слуги Мисхарэль, собирающие дань, явятся сюда, дабы помешать нам. Знаешь... Не хочу я с ними связываться, ой как не хочу.
- Думаешь, рассеять проклятие не получится? - спросил Реист.
- Хм... Я должен попробовать.
И Фирин, собрав силы, повел руками и обрушил на амулет рассеивающее заклинание. Ничего не произошло. Вернее, ничего хорошего — руна, начертанная на артефакте, начала слабо светиться.
- Так, а вот теперь мы точно сваливаем.
- Может, сделаем еще пару попыток?
- Реист! Мы уходим отсюда! Что писал Бланш, помнишь? «Не геройствуйте»! Мне плевать, что тобой движет — любопытство или честолюбие, но Найгент будет отрывать голову мне, если что-то случится, ибо мне нести за все ответ.
- Мне кажется, что ты не ответ несешь, а трусишь. - ехидно подытожил Демиан.
- Что ты сказал, сопляк?! - взорвался эирянин, и в ребра юноши полетел кулак.
- Хочешь, чтобы я повторил? - Реист, ловко увернувшись, ответил на вызов, и двое сцепились в схватке, не замечая, что за их спинами открылся странный портал и из него просочились несколько темных сущностей. Но в тот миг, когда смутная, как туман, рука твари потянулась за Демианом, Фирин успел краем глаза заметить неладное и отшвырнул парня подальше, насколько хватало сил.
- Тихо! Замри! - сразу пресек он все расспросы и указал Реисту на силуэты в центре комнаты. Это были Каратели — души тех черных магов, что верно служили своему богу и заняли место подле него. На бестелесных, практически сливающихся с темнотой тварях сиял синим светом знак Мисхарэль.
- Телепортируемся. В этих призраках заключена огромная мощь. Мы не справимся с ними. Возражений больше нет?
Демиан кивнул головой и, заворожено наблюдая за жуткими существами, потянулся в карман за брошью от магистра Бланша. Фирин опередил его на пару секунд и исчез. Но тут в ладонь юноши вместо нужного амулета легла другая вещь. Та, что он сделал еще тогда, два года назад. Его личный артефакт, позволяющий связываться с Ашаэлем. «Это знак» решил Реист и мысленно воззвал к своему богу.
- Я слышу тебя, Демиан, - раздался в голове юноши бесстрастный голос. -Чего ты хочешь от меня?
- Помоги мне уничтожить проклятие, которое охраняют Каратели Мисхарэль.
- Ты просишь слишком многого.
- Ашаэль, не оставь меня! Я готов заплатить столько, сколько ты потребуешь!
Казалось, бог на секунду задумался.
- Хорошо. Я дам тебе силу сейчас. Но потом ты должен будешь принести мне в жертву несколько жизней. А также свою кровь.
- Я согласен.
Мгновение — и яркая вспышка озарила все помещение. Это Реист пропустил через себя огромный поток энергии. Энергии, которая сорвавшись с его ладоней, разрушила портал, сметая в него темных тварей и, встретившись с амулетом Мисхарэль, рассыпала его в прах. Проклятие было снято.
Демиан устало опустился на колени, схватившись за сердце и пытаясь восстановить дыхание. «Я смог... Я смог сделать то, что не под силу было старшему магу... И даже без его помощи». Юноша самодовольно улыбнулся и полез за брошью телепортации. Вдруг его руки прорезала боль, настолько сильная, что глаза заволокла красноватая пелена, а сознание помутнело и начало оставлять тело.
- Да что за... - только и успел подумать Реист, схватившись за амулет перед тем, как окончательно провалиться во тьму.
Руки юноши были разодраны, словно послужили обедом дикому зверю, а местами на них проглядывались оголенные мышцы, лишенные кожи...

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

22:08 

История черного мага. Демон Ашаэль.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Он хорошо помнил ту ночь, когда к нему во сне явился сам Ашаэль, бог Пустоты и Безразличия.
- Здравствуй, Демиан. - Прозвучал бесстрастный голос.
Реист глубоко вдохнул и поразился собственным ощущениям. Окружающий его мир, каждая частичка и даже воздух состояли из тьмы настолько плотной, что казалось, можно пить ее губами. Именно такой и была Обитель Абсолютной Ночи, жилище трех богов — Демиэля, Ашаэля и Мисхарель. Именно так осознавали ее живые души. И только после смерти в густой тьме можно увидеть другую картину. Парень словно растворился в темноте, она окутала его коконом, вливаясь в мысли вязкой жидкостью.
- Пришло твое время. Ты знаешь, для чего ты здесь.
Представший перед ним демон не имел ни возраста, ни пола. Но тем не менее у Реиста перехватило дыхание. С самого детства юноша поклонялся именно Ашаэлю - он гармонично сочетал в себе мужское и женское начало, одновременно не являясь ни тем, ни другим. Аура Пустоты и Равнодушия, исходившая от бога, была близка Демиану, он понимал и принимал ее всей душой, которую охватил практически благоговейный трепет. «Реальность превзошла мои ожидания», подумал Реист, «я долго ждал этого часа, но практически не верил, что он настанет».
- Я хочу предложить тебе договор. Ты готов выслушать, что ждет тебя при его заключении?
Демон повел рукой, и во тьме проступили ярко-синие руны, образующие сферу вокруг него и юноши.
- Я потребую от тебя только одного. - Магический свет озарил лицо Ашаэля, и теперь Реист отчетливо мог разглядеть рога, образовавшие вокруг головы своеобразную корону и глаза, в которых не отражалось ни одного блика, словно они впитывали в себя любой свет. - Вся жизненная энергия, которую ты будешь использовать для сотворения заклинаний, твоя или чужая — она будет принадлежать мне. Жертвы, которые ты принесешь, также мои. Взамен я дам тебе силу. И чем больше ты вложишь энергии — тем больше она будет. Ты согласен на мои условия?
- Да.
В то же мгновение руны вспыхнули еще ярче. Демон оказался рядом с Демианом и начертал острым когтем перевернутый треугольник на его груди.
- Это — мой символ. Отныне и впредь ты находишься под моим покровительством. Не бойся вступать в споры, я обеспечу тебе поддержку. Но и не убивай невинных. Будь справедлив в своем выборе.
Реист проснулся в своей постели. Символ, оставленный Ашаэлем, все еще немного ныл и холодил грудь, но никаких видимых повреждений на коже не было. Тогда юноша позволил себе на секунду улыбнуться. «Сегодня я стал гораздо сильнее»...
Демиан вынырнул из воспоминаний. В конце-концов, его еще ждет работа, благо, что все бумаги от Найгента парень успел забрать себе. Реист сел за стол и начал изучение записей.
«Проблема, с которой я к Вам обращаюсь, весьма серьезна. Уже несколько семей, от мала до велика, погибли в этом доме. Не все тела были найдены. Остальные выглядят так, словно из них выпили все жизненные соки. Я склонен думать, что здесь не обошлось без черной магии, поэтому прошу о помощи именно Вас.
С уважением,
мэр города Ваардана».

Демиан хмыкнул. «Вот оно, народное суеверие. Люди склонны приписывать все плохое, что с ними случается, черным магам. Хотя некоторые бывают правы. Видимо, дом проклят, и проклятие очень сильное». С этими мыслями юноша развернул свиток с указаниями Бланша.
«Адепты! Я полагаю, что с письмом от мэра вы успели ознакомиться и вынести свои предположения насчет данной проблемы. Большая вероятность того, что на дом наложено сильное черное проклятие. Поэтому вы вдвоем должны осмотреть его как следует. Будьте внимательны и не входите туда без магического щита. Предоставляю вам Малый учебный зал для подготовки. И (особенно это касается Фирина), если что-то пойдет не так — немедленно уходите оттуда и не геройствуйте! Ответственность возлагаю на Вельгана.
Магистр Найгент Бланш.»

Реист подошел к большому сундуку, стоявшему у изголовья кровати. Не так давно один купец подарил ему за исполнение заказа хороший табак, к которому парень успел пристраститься. И сейчас, вынув из потайного кармана небольшой лист зачарованной бумаги и тиндель, Демиан свернул щепотку листьев в самокрутку и задумчиво закурил. «Изготовление щита потребует один день. Нужно предупредить Фирина». В этот момент раздался стук в дверь.
- Демиан! - это был эирянин. - Я могу войти?
Реист затушил курево в импровизированной пепельнице из подсвечника, подвернувшегося под руку, и открыл дверь.
- Заходи. У нас не так много времени на раздумья. - Юноша проследовал обратно к столу и взял записи.
- Значит, прогулка по городу отменяется? - Фирин слегка расстроенно опустился на край кровати, что Реист не счел вежливым, но решил проигнорировать. - И с чем же мы имеем дело?
- Проклятый дом. - Юноша протянул Вельгану бумаги.
Эирянин быстро пробежался глазами по тексту, и его самодовольное лицо вытянулось от удивления.
- Вот чёрт! - Фирин встал и начал нервно ходить по комнате. - У нас действительно не так много времени. А еще больше мне не нравится то, что Бланш обеспокоен. Щиты! - Вельган внезапно прервал поток изречений и остановился, глубоко вдохнув. - Мне кажется или здесь пахнет табаком?
- Жду тебя в Малом зале через двадцать минут. - Демиан бросил быстрый взгляд на небольшое окно под потолком, за которым начинало темнеть. - Возьми все необходимое для зачарования. И не рассказывай никому о нашем задании.
- Больно надо. - Эирянин отвел глаза от недокуренной самокрутки и вышел в коридор.
- Вот ведь подсунули маленького засранца... Раскомандовался. — недовольно бухтел под нос Фирин, собирая сумку.
Реист вскрыл печать на бумажном свертке, достал небольшой металлический тубус с ключом и направился к витой лестнице. Помимо Учебных залов, в котором адепты изучали теорию, существовали также и Малые залы — специально оборудованные всем необходимым помещения, изолированные от внешних магических воздействий, где ученики практиковали заклинания и создавали артефакты. Поэтому всё, что происходило в стенах залов, никак не отражалось на остальной башне. Зачарованные ключи в единственном экземпляре хранили магистры, и дверь могли открыть лишь они. Либо те, кому было дано разрешение.
- Демиан Реист. - Громко и четко произнес юноша, вставив ключ в замочную скважину. Защитные руны на дереве слабо вспыхнули, и парень вошел в гостеприимно распахнувшиеся двери Малого зала. Факел не давал достаточного освещения, поэтому Демиан прошелся вдоль стен, поджигая свечи в канделябрах, после чего сел за массивный стол из темного мрамора. По обе стороны от него возвышались книжные шкафы того же оттенка, что и стол, заставленные различными трудами по практической магии. А прямо за юношей находилось огромное окно, из которого открывался красивый вид на раскинутый вдали город, мерцающий огнями лавочек и трактиров, где начиналась ночная жизнь с громкими песнями и веселым смехом.
Реист неспешно выложил на холодный мрамор стальной браслет — многоразовый артефакт для создания щита, и, дождавшись Фирина, приступил к зачарованию. В течении пары часов молодые люди сосредоточенно колдовали над своими амулетами. И уже когда последние заклинания были вложены в предметы, Вельган тихо встал и, разминая затекшую спину, сказал:
- Я зайду за тобой в шесть утра. Будь добр к этому моменту проснуться и быть готовым к выходу в город.
- Не рановато-ли? - устало зевнул Демиан, направляясь к выходу из зала.
- Мы не знаем, во что заключено проклятие. Это может быть сам дом или отдельно взятое помещение. А может и быть небольшой предмет, спрятанный в дальнем углу. Поэтому за поиски лучше взяться с утра. Поверь, я сам люблю поспать.
Молодые люди молча проследовали в ученические покои, и, пожелав друг другу хорошей ночи, разошлись по своим комнатам, обессиленно рухнули на кровати и уснули.
__________________________________________________
Примечание: читать дальше

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

22:02 

История черного мага, начало.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Ваардан, 6 лет спустя.
В центре Эирской равнины, близ реки Линты, стоит город Ваардан. Когда-то, давным-давно, ученые маги из Люксена, великого города Информаторов, воздвигли в этих местах башню, дабы обособиться от дрязг аристократии и полностью посвятить себя научным трудам. Представители всех трех учений жили в ней и принимали путешествующих по различным делам людей. В результате того, что услуги, предлагаемые магами, были востребованы, вокруг башни начал разрастаться город, с которым она вошла в некое сосуществование. Так появился Ваардан.
Впоследствии маги стали набирать в свои залы адептов. Желающий пройти магическое обучение должен был предоставить письмо от своей семьи Магистрам, и те, учитывая мнение неофита, принимали решение, по какой стезе он отправится.
Однако иным этого выбора не давали.
- Итак, Демиан, мы изучили письмо твоего отца и готовы взять тебя на обучение. – Нильтон, старый белый маг, дружелюбно взглянул на представшего перед советом трех магистров ребенка. Бледнокожий мальчик с темными взъерошенными волосами, закрывавшими большую часть лица, отстраненно смотрел себе под ноги, не принимая никакого участия в происходящем. – Но у нас есть к тебе один вопрос, над которым нужно как следует подумать.
- Я вас слушаю, – прозвучал тихий ответ.
Мальчишка поднял к старцу холодные серо-голубые глаза. От них Нильтону стало не по себе – казалось, что сердце магистра поразила острая стрела, настолько пронзительным был взгляд восьмилетнего ребенка. «До чего странный парень», - только и смог подумать старец.
Целительница Амалия также почувствовала холодок, пробежавший по спине. Поэтому она предпочла не иметь с мальчиком дела и полностью переключила внимание на занервничавшего белого мага.
- Ну что ж, Демиан Реист, я думаю, мои коллеги сделали свой выбор. Тебя ведь интересует черная магия? – Найгент Бланш, магистр темных знаний, протянул ребенку руку и, улыбаясь, провел его в ученические покои.
Прошло несколько лет. Все свое время Демиан посвящал учебе, и магистр Бланш гордился своим адептом. Парень никогда не пропускал занятий, всегда давал ответы даже на самые замысловатые вопросы, а иногда задерживался подольше в учебном зале, дабы помочь Найгенту с мелкими поручениями. Но друзей у юноши так и не появилось, а те из девушек, что вначале проявляли к нему интерес, теряли всякое желание познакомиться поближе после первого же разговора.
Тем не менее, Демиан не жаловался на свою судьбу. Черная магия занимала все его мысли, поэтому парень часто навещал учебную библиотеку, усаживаясь с очередной книгой в самый дальний угол и полностью отдаваясь чтению, в то время как остальные адепты торопились узнавать слухи и новости у людей, стекавшихся в башню в поисках решений самых несхожих проблем.
Дисциплина среди учеников соблюдалась очень строго. Человек, который решил пройти обучение, до самого выпуска не покидает пределов Башни. Потому, хотя владения магов были огромными, молодые люди всегда хотели получить так называемое «задание от магистра». Иногда учителя устраивали адептам своеобразную проверку: передавали им на руки заказы от путешественников, чтобы посмотреть, насколько прочно усвоен материал. Если поручение было сложным, то на него отправляли парами – более опытный ученик и наблюдающий за его действиями товарищ.
- Демиан, ты ведь успел познакомиться с Фирином Вельганом?
Юноша оглядел стоявшего по левую руку от Бланша темного мага и припомнил, что не один раз видел его изучающим книги под сводами библиотеки. О да, этого довольно взрослого человека Реист не спутал бы ни с кем. На фоне сухопарых фигур, преобладающих в залах Найгента, Вельган выделялся весьма сильно. Низкий рост и золотистые волосы выдавали в нем чистокровного эирянина. Но мало кто осмелился бы подшутить над этим – упорство и гордыня, с которыми Фирин прокладывал себе дорогу к черным наукам, вызывали у многих уважение, а у иных – определенную долю страха.
Но Демиан абсолютно бесстрастно протянул эирянину бледную руку. Тот, кинув на юношу оценивающий взгляд снизу вверх, сжал его ладонь в очень крепком рукопожатии, от которого, как показалось Реисту, у него сломались пара пальцев.
- Новое поручение вы будете выполнять вдвоем. – Бланш неспешно проследовал к массивному столу цвета мореного дуба и опустился в кресло. Магический темно-синий свет, исходивший от пламени в камине, бросал на лицо магистра замысловатые отблески, отчего его серые глаза становились похожими на портал в Обитель Абсолютной Ночи.
- Я рад, что вы оказали мне такое доверие, господин Найгент, - почтительно поклонился Фирин. – Уверен, что мы с Реистом справимся с любым заданием.
- Не будьте слишком самонадеянны, сударь. – Маг усмехнулся и извлек из ящика небольшую кипу листов. – В этих бумагах есть письмо от заказчика с весьма подробными описаниями проблемы, а также пара руководств к действию, составленных мной. – Бланш передал документы эирянину, добавив к ним две черные броши весьма грубой работы. – Это амулеты телепортации, ориентированные на аудиторию целителей. Надеюсь, что вам они не пригодятся. Даю вам трехдневный срок на выполнение работы. Да пребудут с вами боги.
Адепты поблагодарили наставника и вышли в коридор, по всей длине которого располагались комнаты учеников.
- Кажется, это не первое задание, которое дает тебе магистр? - оживленно спросил Вельган.
- Семнадцатое, если быть точным, – ровным голосом ответил Демиан и взял бумаги из рук Фирина.
- Ничего себе! Смотрю, тебе везет в этом плане.
- Я б не назвал это везением. Всего -лишь продолжением обучения, с разницей в том, что при выполнении заказа можно проявить себя со всех сторон. - Так же монотонно сказал Реист, на ходу изучая содержимое писем.
- Как же так?! – Эирянин удивленно взглянул на идущего рядом с ним юношу, словно перед его глазами возник сам Соларэль. – Ведь такие поручения – отличная возможность выйти за пределы владений башни, имея в кармане разрешение учителя. А в городе… - Фирин мечтательно вздохнул. – Там и вина можно выпить, и поучаствовать в уличной драке, да и с красивыми девушками поболтать… - с каждой фразой речь парня убыстрялась, а глаза загорелись от картин, мелькнувших в голове. - Как тут можно оставаться спокойным?
- Не вижу ничего особенного во всем вышеперечисленном. – Реист стремительно скрылся за дверью своей комнаты, избежав продолжения неинтересной дискуссии.
Действительно, магистр Найгент очень часто отдавал Демиану заказы. Семнадцать – это была лишь цифра за начинающийся учебный год. А все потому, что юноша относился к заданию не как к возможности прогуляться по местным трактирам, а как к важной работе, при этом выполняя все идеально и в сроки. Парень был абсолютно равнодушен к соблазнам города, предпочитая получать удовольствие от выполнения поручения. В общем, он был мало эмоционален еще с детства, но два года назад жизнь Реиста круто изменилась.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

21:49 

Глава первая. Черный и белый. (История целителя).

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Фламма.
- И последний вопрос. Потоки энергии в человеческом организме, энергообмен. - Элайза рассеянно доедала холодные остатки ужина. За окном сгущались сумерки, и девушка слегка нервно заерзала на стуле. – Никсайн!
Из-за шкафа возникло улыбающееся лицо юноши. Оно было покрыто слоем пыли, поэтому ответ получился невразумительным.
- Потоки.. чхи!... рапреде.. апчхи!... тело… кхе-кхе…и энергетический обмен… тьфу!... Пыльно!
Элайза засмеялась, глядя на отплевывающегося и отряхивающегося парня. Но стоило девушке заметить в его руках небольшой темный сверток, как смех тут же прервался.
- Ты нашел ее? – голос Элайзы дрогнул.
Никсайн хитро прищурился и оперся о дверной косяк.
- Я же говорил, что в библиотеке рода Широ можно найти практически все. Только библиотеки Люксена хранят больше знаний, чем этот дом. Ты собралась?
Девушка быстро отправила в рот последний кусочек десерта и стремительно встала.
- Мы будем ждать тебя в старой роще, что на окраине Купеческого округа. Приходи к полуночи. – Элайза мельком взглянула в зеркало на стене и поправила золотистые кудри. – Не опаздывай. Завтра великий день. Мы больше не сможем повеселиться.
- Разве я когда-нибудь опаздывал на наши сборы? – заискивающе протянул Никсайн и галантно поцеловал девушке руку, прощаясь у двери.
- Никогда. – Элайза подмигнула парню и, помахав ручкой, растворилась в сумерках.
Никсайн закрыл дверь и поднялся в свою комнату. Собранная сумка с необходимыми вещами валялась на кровати. Парень бережно положил в нее сверток и взглянул на часы. До полуночи было полно времени, до рощи он доберется быстро. Поэтому юноше оставалось только ждать и думать.
«Наследник рода Широ, младший целитель Никсайн». Парень смаковал эту фразу несколько раз подряд, пока легкая тень не набежала на его лицо. «Но этого мало. Слишком мало. Младший целитель имеет недостаточно власти и почета. Пускай я и шел к этой цели несколько лет. Сегодня мы узнаем, смогу ли я обрести большее. Ошибки быть не может, я всегда был самым лучшим среди учеников. Только бы остальные не напортачили с ингредиентами, у нас больше нет времени на промахи. Завтра посвящение, после которого мы не сможем собираться, как раньше. Чем выше ранг – тем больше ответственности несет целитель за свои проступки. А если нас застукают с этими фолиантами… Суровым «а-та-та, брось бяку» мы уже не отделаемся. Вероятнее всего, на карьере можно будет смело ставить крест».
От честолюбивых мыслей юношу отвлек звук открывающейся входной двери. «Вот черт, отец пришел». Парень с досадой оглянулся, ища способ побега.
- Никс, дорогой, как продвигается подготовка к экзамену?
Но к моменту, когда господин Тэйлон зашел в комнату сына, того уже и след простыл, только ветер из открытого окна шевелил плотные шторы.
«О боги, пускай он не обнаружит пропажи». Юноша быстро шел по направлению к роще, избегая освещенных мест. «И не дай Соларэль, меня хоть кто-то заметит. А то поползут всякие слухи о том, что младший Широ шляется в ночи по всяким странным делам. Так, в трактир дороги нет, придется идти сразу к месту встречи. Ах ты ж черт!».
Мысленно продолжая чертыхаться через слово, Никсайн окунулся в сень деревьев. Даже в темноте юноша не заблудился. Слишком часто они приходили сюда ранее, и каждый раз возвращались, раздосадованные, обратно по домам. «Сегодня подобное не случится», подбодрил себя парень.
Вот и их поляна. В центре находился огромный плоский валун, что они притащили сюда вместо стола. Никсайн любовно провел рукой по поверхности прохладного камня, смахивая землю с ритуальных знаков, после чего сел рядом и привалился к нему спиной. До назначенного времени оставался час, поэтому юноша достал из сумки сверток и развернул грубую ткань. Свет лун упал на переплет старинной книги, искусно выделанный черной кожей, с серебряным тиснением в виде замысловатых рун. Никсайн открыл хорошо знакомую страницу и погрузился в чтение, перебирая еще раз в уме все факторы и возобновляя в памяти заклинание.
- Наконец-то ты нашел ее! – громкий шепот вернул юношу к реальности. – Господин Тэйлон спрятал запретные игрушки подальше от любопытного сынишки, да так хорошо, что тот отыскал их спустя год.
- Не захлебнись в собственной желчи, Эктар, – оскалился Никс.
- Ребята, не стоит ссориться. Мы все напряжены, но пустые споры не помогут делу, – вмешалась Элайза. – Тира, ты все принесла? - рыжеволосая девушка, стоящая поодаль, утвердительно кивнула головой. – А ты?
Эктар вытащил из-за пазухи небольшой бархатный мешочек.
- Здесь все необходимое. – Парень посыпал стол мерцающим порошком, который достал оттуда. - Теперь остается надеяться, что Никс сможет призвать ее.
- У меня нет права на ошибку. – Юноша незаметно положил на один из начертанных знаков маленькое соцветие, о котором прочитал в последний момент. Как смешно - более года упорных трудов, чтобы переложить на возможности целителя черное заклинание, перечеркивал всего один пустячный элемент: цветок Хрии. Никсайн просто не мог поверить в свою невнимательность, чуть не стоившую ему репутации среди друзей. - Этой ночью Мисхарель явится на зов. Приступим.
С этими словами целитель уверенно прошел в центр расчерченной ранее пентаграммы и открыл фолиант.
Шестеро друзей стояли на поляне, окутанные таинственным светом колдовского огня и дымом тлеющих волшебных трав. В середине магического круга Никсайн шептал длинное и сложное заклинание:

Голос юноши то и дело срывался, тело забила крупная дрожь, но честолюбие не давало ему бросить начатое. Шепот перешел на хрип, глаза заволокла пелена дыма, а Никсайн продолжал читать по памяти, ведь текст уже давно был известен ему наизусть. И вот он произнес последнюю строчку и громко вскричал:
- Явись, демон Мисхарель!
Но насмешливая тишина стала ответом целителю. Никсайн огляделся по сторонам. Все было по-прежнему. Как и год назад. Как и всегда. В бессильной злобе юноша швырнул книгу в сторону:
- Приди на мой зов, Мисхарель!
Опять тишина. Только теперь на лице Эктара появилась язвительная улыбка.
- Вот видите, опять наш маленький Никс заигрался в Могущественного и Страшного черного мага. Я же говорил, что ничего не получится. Пойду домой, я еще не ужинал.
- Стой на своем месте, ублюдок! - взбесился Никсайн и заорал во все горло. – Услышь меня, чертова тварь!!!
- Ну милый, не стоит так громко кричать. Я уже давно стою за тобой.
Все остолбенело уставились куда-то сквозь целителя. Парень медленно обернулся на голос. Рядом с ним стояла демоница и нахально улыбалась, демонстрируя острые клыки и длинный раздвоенный язык.
- Здравствуй, мой любимый зарвавшийся целитель. Как поживаешь? – Мисхарель щелкнула пальцами, и четверо целителей, вспыхнув на миг ярким пламенем, исчезли во тьме. Никсайн в ужасе уставился на Элайзу, которая осталась стоять на расстоянии двух метров от него. Магический круг превратился в кольцо дьявольского огня, отрезав девушке пути к отступлению.
- Не ври себе, а тем более - мне, богине обмана. У тебя никогда не было друзей, ты всего лишь использовал этих ребят для достижения своей цели. Так же, как и ее. – Демоница бросила плотоядный взгляд на Элайзу. – В твоем сердце нет места любви и уважению.
- Врешь! Отпусти девушку, она ни в чем не виновата!
- Тогда ответь мне честно – ты готов отдать за нее свою жизнь? – Мисхарель выжидательно смотрела Никсу в глаза. Юноша похолодел и едва слышно выдавил:
-Да…
Раздался громогласный хохот. На мгновение демоница взметнулась ввысь, пройдя сквозь целителя. Резкая боль пронзила все тело и сознание Никсайна. Он рухнул, словно подкошенный, на колени, содрогаясь от мук. Вдруг до него донесся истошный крик девушки, которая исчезла так же внезапно, как остальные друзья. Ее бледное испуганное лицо было последним, что видел Никс в своей жизни.
- Ты соврала… Мы же договорились, что ты отпустишь Элайзу живой… Почему?... – Юноша беспомощно попытался встать, но боль острым ножом впилась в его глаза.
- Нет, юный Никсайн. Соврал лишь ты, и только твои лицемерие и гордыня погубили пятерых человек. Ведь ты не смог бы отдать своей драгоценной жизни во имя их спасения. И теперь та, что любила тебя, всю вечность будет мучиться в Обители Абсолютной Ночи. Прими свое наказание. Эти светлые очи больше никого не обманут.
Тьма густым мазутом окутала мир целителя. Юноша почувствовал, что по его щекам текут теплые ручейки крови, льющиеся из пустых глазниц. «Темно… Как темно… Они все погибли…» мысли путались в голове Никсайна. «Я их погубил… Что же теперь делать?». Целитель обессиленно перевернулся на спину, подставив окровавленное лицо лунам.
Потеряв счет времени, юноша еще долго лежал, не шевельнувшись, пока в сознании не прозвучал вердикт.
- Я убийца. Я более не должен заниматься черной магией. И ныне я накладываю на себя запрет к ней. Сегодня же младший Широ должен покинуть светлый город Фламму и найти того, кому он отдаст свою жизнь. Так, и только так, смогу я отмыться от этого кошмара…

@темы: "Белая ворона. Дорогу осилит идущий.", Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

21:42 

Пролог.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Легенда о солнечном народе.

В те стародавние времена, когда Миндан был совсем юн, на богатой и плодородной равнине возникло великое государство Эира.
Люди, жившие там, не ведали печали. Мир, спокойствие и благодать сияли над их головами. И сам народ был подобен солнцу – кожа теплого медового оттенка, глаза цвета весенней земли, а в ярких волосах словно жили солнечные зайчики.
Эиряне, так их называли, возносили хвалы солнцу, и сам Соларэль, бог Света, улыбался, глядя на них. Тогда простер бог длань над этой землей, взяв людей под свое покровительство, и пожаловал солнечному народу великий дар целительства. Эиряне постигли мудрость Соларэля и ощутили поток энергии Света. Появились среди них Посвященные, умеющие направить этот поток в нужное русло. И научились мудрецы своей силой исцелять людей от ран и болезней. А иные могли воскресить умершего не своей смертью человека.
Тогда возрадовался Соларэль о том, что его чада умно воспользовались сиим знанием, и пожаловал им другой дар. То был Источник Вечной Мудрости. Стерлось из людской памяти воспоминание о том, как он выглядел – был ли он ручьем, деревом, а то и святой чашей. До сих пор поговаривают, что, коснувшись его, человек обретал великие знания и чудесные умения.
Но сердца человеческие легко поддаются соблазнам и дают слабину. Кайтар, могучий правитель Эиры, коснулся источника, и, окунувшись в его извечную мудрость, получил знание о том, как обернуть целительство во вред для другого человека. И овладел он искусством ранить, калечить и изменять тела, забирая чужой жизненный огонь. Ощутив себя всесильным, Кайтар развязал войну с кочевыми народами и иными странами, желая власти над остальным миром. Душу некогда мудрого и доброго правителя поработили гордыня и зло.
И окрасилось солнце кровью…Златокудрые эиряне убивали, не ведая сострадания и пощады. Используя мудрость своего бога во вред другим, солнечный народ одержал несколько великих побед. Но не суждено было Кайтару стать правителем Миндана. Соларэль разгневался и лишил его своей мудрости и магической силы, а прочим эирянам оставил лишь малую часть их чудесных знаний.
Велики были гнев и скорбь светлого бога. Но, изведав алчную человеческую природу, Соларэль закрыл источник от людей и покинул земли Эиры. Некогда благословленный край стал загнивать, подобно старому древу. Солнечный народ обратил свою злость против Кайтара, из-за которого они остались без божественного покровительства. И пал он от рук тех, кто когда-то прикрывал своим мечом его спину в боях.
Тогда земли снова стали багряными. Брат восстал против брата, началось темное и печальное время междоусобиц. Эира разделилась на два противоборствующих лагеря. Одни остались верны законному правителю, другие пошли им наперерез, но их объединяло убийство. Не звенел более в воздухе детский смех, не лилась над водой девичья песня, лишь плач и крики бьющихся в агонии людей оглашали окрестности. Жестокость взрастила свои плоды на этих землях, оставив их пустыми и безлюдными. Так прервалась жизнь Эиры, как величайшего государства...
В равнину хлынул поток кочевников, которые принесли с собой новые учения, непохожие на знания эирян, как день не похож на ночь. Одни, светлокудрые и крепко сложенные, ведали алхимию и использовали энергию природы. Их назвали белыми магами. А другие, темноволосые и сухопарые, черпали свою силу у демонов, отдавая взамен свою или чужую жизнь. Их прозвали темными магами.
Каждый человек, будь то стар иль млад, темный или светлый, оставил мысли о кровопролитии, помня горький опыт предшественников. Вновь над землями воссияло солнце, и народы зажили в мире и согласии. Время пошло своим ходом, люди сочетались браками и рожали наследников, смешивая кровь среди различных народностей. Границы между родами практически стерлись, но остались и строго чтящие традиции чистокровные темные и светлые.
Смертельное дыхание коснулось не всего солнечного народа. После разрушительной войны энергия целительного потока практически иссякла. Немногие выжившие, те, кто не принял ни одну сторону, стали отшельниками и бросили свои земли, дабы смыть позор смирением и сохранить те жалкие крохи целительства, которые у них остались. Эиряне ушли на запад, где основали великий ныне город Фламму, бывший ранее маленькой рыбацкой деревушкой.
На том и закончу я свой сказ о солнечном народе, о его великой мудрости и жестокой гордыне. И да пребудут с нами боги.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий., "Белая ворона. Дорогу осилит идущий"

21:34 

Глава вторая. Прощай, Ваардан.

- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Дэмиан открыл глаза и ошеломленно уставился на целителя, который присел на траву рядом с ним. Юноша выжил после страшного заклинания и, вдобавок, чувствовал себя прекрасно.
- Мое имя - Дэмиан Реист, - представился он, поднимаясь на ноги.
- Меня зовут Никсайн, - приветливо откликнулся эирянин, восстанавливая дыхание после проведенного ритуала. - Будем знакомы.
- Это удивительно, но кажется, я только что видел настоящее Исцеление. - Юный маг осматривал свое тело, на котором не осталось ни следа от произошедшей схватки. - Не думал, что такое возможно.
- Ты знаешь, Дэмиан... - немного занервничал целитель, - боюсь, все не настолько хорошо.
- Что... Что ты хочешь этим сказать?
- У тебя очень серьезные повреждения внутренних органов, - виновато улыбаясь, начал эирянин. - Хоть я и недоучка, но не уверен, что даже самые великие мастера из наших смогли бы излечить подобное. То, что мне удалось поднять тебя на ноги — уже очень необычно. Впрочем, и в этом нет никаких чудес. Договор был моей личной разработкой — он относится к целительству, но я вдохновлялся идеями черной магии. Благодаря ему, ты можешь существовать за счет моей жизненной силы, но если меня рядом не станет, ты не проживешь и недели.
Реист был шокирован услышанным. Так странно — теперь от этого, едва знакомого ему парня, зависит — проснется ли он, Дэмиан, утром. Юноша схватился за голову.
- Впрочем, пока я с тобой, я могу поддерживать твой организм в жизнеспособном состоянии, - попытался успокоить его Никсайн.
- Да, безусловно, от твоих слов мне стало легче, - с горьким сарказмом ответил маг.
Целитель развел руками.
- Придется смириться. С этим ничего не поделаешь, как и с моей слепотой. - Эирянин развернулся и направился к лежащим неподалеку трупам.
- Честно говоря, ты не производишь впечатления слепого человека, - сказал Реист, наблюдая за Никсайном, склонившимся над бездыханным Константинусом.
- А... Я вижу магическим зрением, - бросил тот через плечо и занялся изучением содержимого сумки Декаро. - Можно сказать, это побочный эффект целительства. Но и эта способность имеет некоторые ограничения.
На глазах у опешившего Дэмиана, целитель выудил из чужого кошеля амулет, засверкавший на солнце. Удовлетворенно хмыкнув, Никс встал, внимательно разглядывая находку:
- Хммм. Весьма недурно. Купцам такую побрякушку можно будет толкнуть задорого.
- Право слово, - задумчиво протянул Реист, - даже черный маг не догадался бы обшарить трупы своих врагов. Это как-то... аморально.
Целитель неопределенно пожал плечами:
- Ну, они уже мертвые, им барахлишко ни к чему. А вот нам пригодится.
- Да, с такой философией не пропадешь, - улыбнулся Дэмиан.
- Давай о насущном. - Эирянин резко стал серьезным и спрятал артефакт за пазухой. - Куда мы отправимся? Я столько лет бесцельно мотаюсь по свету, что у меня ровным счетом никаких идей.
- Вот, что я тебе отвечу — подальше отсюда. - Реист перекинул свою сумку через плечо. - Мне сложно представить, какой силы был взрыв, раз он сумел нанести такой ущерб Ваарданской Башне, учитывая ее защиту от магии.
- В таком случае, нам стоит побыстрее свалить с места взрыва. Для начала, по-моему, неплохой план.
- К сожалению, нам нельзя воспользоваться телепортацией — любой маг тут же отследит наш путь, - огорченно вздохнул Дэмиан. - Нужно добраться до города. Оттуда, если повезет, мы сможем уехать подальше.
Никсайн взял черного мага под локоть и позволил вести себя по холмистой местности. Путники быстро зашагали в сторону Ваардана.
- Впрочем, к чему такая спешка? - спотыкаясь, пробормотал целитель, едва поспевая за длинноногим товарищем. - Ты ведь, якобы, мертв. И в Башне вряд-ли скоро очухаются.
- Зря ты так думаешь. В последний момент перед взрывом двое моих однокашников воспользовались телепортом. Это низко для любого мага, но таким образом они сохранили себе жизни.
- Ох, а вот это уже серьезная проблема, - забеспокоился эирянин, и вдруг резко застыл на месте, словно вкопанный. - Впереди... Там что-то не так.
Дэмиан откинул назад мешающие обзору волосы и пригляделся к городу:
- Мне это не нравится...

Маг и целитель остановились у огромной дыры в окружавщей город стене. Повсюду царили полная неразбериха и разрушения — трещины в домах, покосившаяся крыша, отвалившиеся ставни. Путники топтались на месте, не решаясь переступить границу.
- Кажется, от твоего заклинания пострадала не только Башня, - озадачено молвил Никсайн.
- По правде сказать, оно превзошло и все мои ожидания. Я и подумать не мог, что взрыв будет настолько сильным.
Поразмышляв пару минут, эирянин выдал:
- Кажется, тут есть, чем поживиться.
- По-моему, это плохая идея, - Дэмиан состроил кислую мину. - Если эта разруха — действительно моих рук дело, то здесь нас могут ждать неприятности. Наверняка, маги уже успели понять, что происходит.
- Да уж, - Никсайн скрестил руки на груди, - задерживаться для нас смертельно опасно. Но, черт меня дери, нам необходима какая-нибудь жратва!
С этими словами целитель быстро прошмыгнул мимо Реиста. Тот, обреченно вздохнув, проследовал за ним.
Ваардан казался опустевшим, хотя людской гомон слышался неподалеку. Путники миновали несколько кварталов, так никого и не встретив, и вышли на широкую улицу. Здесь они заметили первые признаки жизни.
- Там какой-то человек. Что он делает? - спросил эирянин.
- Мешки с добром тащит. И при этом выглядит крайне подозрительно, - усмехнулся маг.
- Ба, да это ж мародер! - Никс указал пальцем в конец улицы. - Смотри, у него есть телега, а нам надо валить из города. Попробую договориться... День добрый! - окликнул целитель мужика, чья великолепная лысина отражала яркое солнце. Тот обернулся и одарил эирянина суровым взглядом, никак не вязавшимся с его пушистыми усами.
- Чего тебе? - недружелюбно спросил крестьянин, покрепче прижав к себе два огромных мешка.
- Знаете, мы тут ищем... - замялся Никсайн.
- Поди вон, - на полуслове оборвал его мужик.
- Я смотрю, ты не особо приветливый. А чем ты тут, кстати, занимаешься? - ехидно спросил эирянин, заглядывая в повозку.
- Да чего тебе от меня надо? - разозлился крестьянин.
- Нам с другом надо покинуть город, но не на чем ехать. У тебя же есть телега, подвези, а? Заплатим хорошо, - пообещал целитель.
- Не собираюсь я с магами связываться, - заворчал мародер. - Просто оставьте меня в покое.
- Вот и поговорили, - подытожил Дэмиан и ободряюще хлопнул Никсайна по плечу. - Ничего страшного, придумаем что-нибудь еще!
Изобразив на лице смирение, они зашагали было прочь, но стоило только мужику отвлечься, как Реист быстро вынул из кармана мантии мешочек с каким-то порошком, отсыпал немного на ладонь и сунул его лошади под нос. Животное вдруг встало на дыбы и начало громко ржать.
- Что ты сделал с кобылой? - спросил целитель, глядя на мародера, который пытался успокоить взбеленившегося скакуна.
- Ничего особенного, - лукаво улыбнулся маг, переходя на шепот. - Всего-лишь дал понюхать один хитрый состав из трав, который отпугивает животных. Очень полезно в путешествиях по лесу... если только не едешь верхом.
- А я смотрю, ты тот еще засранец! - хихикнул эирянин.
- Не совсем так. Я стараюсь быть справедливым к людям.
Путники уже отошли на порядочное расстояние, как вдруг из-за поворота выбежала толпа крестьян.
- Эй, все сюда! - крикнул один из них. - Здесь чертов мародер!
- Я так и думал, - сказал Дэмиан. - Неспроста город казался пустым — все, кто остался на ногах, собрались, чтобы предотвратить беспорядки. И теперь нашему лысому другу точно не избежать хорошей взбучки.
Вилы в руках людей подтверждали слова мага.
- У нас тут родные погибли, а ты, сволочь, добро расхищаешь? Бей его!
Мужик в панике обернулся назад и завопил:
- Стойте!
Реист дернул целителя за рукав.
- Кажется, это он к нам обращается.
- Да плевать. Валим отсюда, это не наши проблемы. Как учил меня один знакомый мошенник...
- Я подвезу! Только помогите мне!
- Бесплатно, - моментально откликнулся эирянин.
Мужик кивнул. Никсайн растянул губы в широкой улыбке и подтолкнул недоумевающего мага навстречу толпе.
- Дэмиан, я в тебя верю!
- Эй, не я на это подписался! - возмутился Реист. - В конце-концов, я не стану убивать ни в чем не повинных людей.
- А что ты тогда можешь? - спросил целитель.
- Могу грохнуть этого придурка! - юноша бросил гневный взгляд на мародера. - Имею полное право!
Тот съежился и попытался спрятаться за спиной эирянина, что у него плохо вышло из-за необъятного телосложения. Маг на секунду задумался и достал из сумки свиток.
- Жители Ваардана! Прошу минуту внимания!
Толпа сразу же затихла, с интересом воззрив на высокую фигуру в черной мантии. Убедившись, что внимание всех приковано к нему, Реист продолжил:
- У меня срочное заявление от магистров Ваарданской Башни по поводу происходящего в городе! Смотрите и слушайте — читаю только один раз.
Дэмиан развернул бумагу и вытянул вперед расрытую ладонь:

- А теперь — уходим отсюда! - отряхивая мантию, маг поднялся с дороги, на которой остался свиток с изображенным на нем лабиринтом. Путники залезли в повозку и улеглись на мягкое сено, мародер занял место возницы. А крестьяне даже не шелохнулись — их отсутствующие взгляды занимал лист бумаги, лежащий перед ними.
- А что с компашкой? - покосился на толпу Никсайн.
- Лабиринт на пергаменте — одно из моих экзаменационных заданий. Я поместил в него сознание этих людей. Однако он питается моей жизненной силой, поэтому сейчас мне нужен отдых, - устало закончил Реист и привалился к огромному сундуку.
- Н-но-о! Пошла! - хлестнул возжами мужик, и повозка легко двинулась вперед, слегка поскрипывая колесами.
- Башня... Ваардан... - вздохнул Дэмиан. - Я столько дел натворил, а всего-лишь хотел уйти своей дорогой.
Целитель молча слушал юношу, устраиваясь поудобнее под найденным в углу пледом.
- Не представляю, что сейчас творится у магов... - продолжал он. - Интересно, как там Магистр Найгент? На него ведь могут повесить ответственность за мои проступки. Надеюсь, я его не подставил...
И, опустив внезапно отяжелевшие веки, Реист отошел ко сну. Ваардан остался позади.

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.

главная