- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Фламма.
- И последний вопрос. Потоки энергии в человеческом организме, энергообмен. - Элайза рассеянно доедала холодные остатки ужина. За окном сгущались сумерки, и девушка слегка нервно заерзала на стуле. – Никсайн!
Из-за шкафа возникло улыбающееся лицо юноши. Оно было покрыто слоем пыли, поэтому ответ получился невразумительным.
- Потоки.. чхи!... рапреде.. апчхи!... тело… кхе-кхе…и энергетический обмен… тьфу!... Пыльно!
Элайза засмеялась, глядя на отплевывающегося и отряхивающегося парня. Но стоило девушке заметить в его руках небольшой темный сверток, как смех тут же прервался.
- Ты нашел ее? – голос Элайзы дрогнул.
Никсайн хитро прищурился и оперся о дверной косяк.
- Я же говорил, что в библиотеке рода Широ можно найти практически все. Только библиотеки Люксена хранят больше знаний, чем этот дом. Ты собралась?
Девушка быстро отправила в рот последний кусочек десерта и стремительно встала.
- Мы будем ждать тебя в старой роще, что на окраине Купеческого округа. Приходи к полуночи. – Элайза мельком взглянула в зеркало на стене и поправила золотистые кудри. – Не опаздывай. Завтра великий день. Мы больше не сможем повеселиться.
- Разве я когда-нибудь опаздывал на наши сборы? – заискивающе протянул Никсайн и галантно поцеловал девушке руку, прощаясь у двери.
- Никогда. – Элайза подмигнула парню и, помахав ручкой, растворилась в сумерках.
Никсайн закрыл дверь и поднялся в свою комнату. Собранная сумка с необходимыми вещами валялась на кровати. Парень бережно положил в нее сверток и взглянул на часы. До полуночи было полно времени, до рощи он доберется быстро. Поэтому юноше оставалось только ждать и думать.
«Наследник рода Широ, младший целитель Никсайн». Парень смаковал эту фразу несколько раз подряд, пока легкая тень не набежала на его лицо. «Но этого мало. Слишком мало. Младший целитель имеет недостаточно власти и почета. Пускай я и шел к этой цели несколько лет. Сегодня мы узнаем, смогу ли я обрести большее. Ошибки быть не может, я всегда был самым лучшим среди учеников. Только бы остальные не напортачили с ингредиентами, у нас больше нет времени на промахи. Завтра посвящение, после которого мы не сможем собираться, как раньше. Чем выше ранг – тем больше ответственности несет целитель за свои проступки. А если нас застукают с этими фолиантами… Суровым «а-та-та, брось бяку» мы уже не отделаемся. Вероятнее всего, на карьере можно будет смело ставить крест».
От честолюбивых мыслей юношу отвлек звук открывающейся входной двери. «Вот черт, отец пришел». Парень с досадой оглянулся, ища способ побега.
- Никс, дорогой, как продвигается подготовка к экзамену?
Но к моменту, когда господин Тэйлон зашел в комнату сына, того уже и след простыл, только ветер из открытого окна шевелил плотные шторы.
«О боги, пускай он не обнаружит пропажи». Юноша быстро шел по направлению к роще, избегая освещенных мест. «И не дай Соларэль, меня хоть кто-то заметит. А то поползут всякие слухи о том, что младший Широ шляется в ночи по всяким странным делам. Так, в трактир дороги нет, придется идти сразу к месту встречи. Ах ты ж черт!».
Мысленно продолжая чертыхаться через слово, Никсайн окунулся в сень деревьев. Даже в темноте юноша не заблудился. Слишком часто они приходили сюда ранее, и каждый раз возвращались, раздосадованные, обратно по домам. «Сегодня подобное не случится», подбодрил себя парень.
Вот и их поляна. В центре находился огромный плоский валун, что они притащили сюда вместо стола. Никсайн любовно провел рукой по поверхности прохладного камня, смахивая землю с ритуальных знаков, после чего сел рядом и привалился к нему спиной. До назначенного времени оставался час, поэтому юноша достал из сумки сверток и развернул грубую ткань. Свет лун упал на переплет старинной книги, искусно выделанный черной кожей, с серебряным тиснением в виде замысловатых рун. Никсайн открыл хорошо знакомую страницу и погрузился в чтение, перебирая еще раз в уме все факторы и возобновляя в памяти заклинание.
- Наконец-то ты нашел ее! – громкий шепот вернул юношу к реальности. – Господин Тэйлон спрятал запретные игрушки подальше от любопытного сынишки, да так хорошо, что тот отыскал их спустя год.
- Не захлебнись в собственной желчи, Эктар, – оскалился Никс.
- Ребята, не стоит ссориться. Мы все напряжены, но пустые споры не помогут делу, – вмешалась Элайза. – Тира, ты все принесла? - рыжеволосая девушка, стоящая поодаль, утвердительно кивнула головой. – А ты?
Эктар вытащил из-за пазухи небольшой бархатный мешочек.
- Здесь все необходимое. – Парень посыпал стол мерцающим порошком, который достал оттуда. - Теперь остается надеяться, что Никс сможет призвать ее.
- У меня нет права на ошибку. – Юноша незаметно положил на один из начертанных знаков маленькое соцветие, о котором прочитал в последний момент. Как смешно - более года упорных трудов, чтобы переложить на возможности целителя черное заклинание, перечеркивал всего один пустячный элемент: цветок Хрии. Никсайн просто не мог поверить в свою невнимательность, чуть не стоившую ему репутации среди друзей. - Этой ночью Мисхарель явится на зов. Приступим.
С этими словами целитель уверенно прошел в центр расчерченной ранее пентаграммы и открыл фолиант.
Шестеро друзей стояли на поляне, окутанные таинственным светом колдовского огня и дымом тлеющих волшебных трав. В середине магического круга Никсайн шептал длинное и сложное заклинание:

Голос юноши то и дело срывался, тело забила крупная дрожь, но честолюбие не давало ему бросить начатое. Шепот перешел на хрип, глаза заволокла пелена дыма, а Никсайн продолжал читать по памяти, ведь текст уже давно был известен ему наизусть. И вот он произнес последнюю строчку и громко вскричал:
- Явись, демон Мисхарель!
Но насмешливая тишина стала ответом целителю. Никсайн огляделся по сторонам. Все было по-прежнему. Как и год назад. Как и всегда. В бессильной злобе юноша швырнул книгу в сторону:
- Приди на мой зов, Мисхарель!
Опять тишина. Только теперь на лице Эктара появилась язвительная улыбка.
- Вот видите, опять наш маленький Никс заигрался в Могущественного и Страшного черного мага. Я же говорил, что ничего не получится. Пойду домой, я еще не ужинал.
- Стой на своем месте, ублюдок! - взбесился Никсайн и заорал во все горло. – Услышь меня, чертова тварь!!!
- Ну милый, не стоит так громко кричать. Я уже давно стою за тобой.
Все остолбенело уставились куда-то сквозь целителя. Парень медленно обернулся на голос. Рядом с ним стояла демоница и нахально улыбалась, демонстрируя острые клыки и длинный раздвоенный язык.
- Здравствуй, мой любимый зарвавшийся целитель. Как поживаешь? – Мисхарель щелкнула пальцами, и четверо целителей, вспыхнув на миг ярким пламенем, исчезли во тьме. Никсайн в ужасе уставился на Элайзу, которая осталась стоять на расстоянии двух метров от него. Магический круг превратился в кольцо дьявольского огня, отрезав девушке пути к отступлению.
- Не ври себе, а тем более - мне, богине обмана. У тебя никогда не было друзей, ты всего лишь использовал этих ребят для достижения своей цели. Так же, как и ее. – Демоница бросила плотоядный взгляд на Элайзу. – В твоем сердце нет места любви и уважению.
- Врешь! Отпусти девушку, она ни в чем не виновата!
- Тогда ответь мне честно – ты готов отдать за нее свою жизнь? – Мисхарель выжидательно смотрела Никсу в глаза. Юноша похолодел и едва слышно выдавил:
-Да…
Раздался громогласный хохот. На мгновение демоница взметнулась ввысь, пройдя сквозь целителя. Резкая боль пронзила все тело и сознание Никсайна. Он рухнул, словно подкошенный, на колени, содрогаясь от мук. Вдруг до него донесся истошный крик девушки, которая исчезла так же внезапно, как остальные друзья. Ее бледное испуганное лицо было последним, что видел Никс в своей жизни.
- Ты соврала… Мы же договорились, что ты отпустишь Элайзу живой… Почему?... – Юноша беспомощно попытался встать, но боль острым ножом впилась в его глаза.
- Нет, юный Никсайн. Соврал лишь ты, и только твои лицемерие и гордыня погубили пятерых человек. Ведь ты не смог бы отдать своей драгоценной жизни во имя их спасения. И теперь та, что любила тебя, всю вечность будет мучиться в Обители Абсолютной Ночи. Прими свое наказание. Эти светлые очи больше никого не обманут.
Тьма густым мазутом окутала мир целителя. Юноша почувствовал, что по его щекам текут теплые ручейки крови, льющиеся из пустых глазниц. «Темно… Как темно… Они все погибли…» мысли путались в голове Никсайна. «Я их погубил… Что же теперь делать?». Целитель обессиленно перевернулся на спину, подставив окровавленное лицо лунам.
Потеряв счет времени, юноша еще долго лежал, не шевельнувшись, пока в сознании не прозвучал вердикт.
- Я убийца. Я более не должен заниматься черной магией. И ныне я накладываю на себя запрет к ней. Сегодня же младший Широ должен покинуть светлый город Фламму и найти того, кому он отдаст свою жизнь. Так, и только так, смогу я отмыться от этого кошмара…

@темы: "Белая ворона. Дорогу осилит идущий.", Белая ворона. Дорогу осилит идущий.