Jackie Alone
- Ты пытаешься все контролировать. - Нет... нет, я не пытаюсь. - Ты приставил пушку к голове бога...
Схватка закончилась быстро. Повинуясь магическому языку рун, рядом с Реистом возникли, словно из ниоткуда, три иллюзии, похожие на него, как зеркальные отражения. Вместе они произнесли заклинание — и парочка сгинула в том же синем пламени, что и первая жертва Демиана.
- Клоуны. - презрительно хмыкнул юноша.
Оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к каждому шороху, Реист, уже привычными движениями выкапывал две небольших ямки рядом с «захоронением» черного мага. Но на этот раз работа шла гораздо медленнее. Сделка с Ашаэлем окончательно подорвала здоровье Демиана, и юноша не мог отделаться от мысли, что он роет могилу самому себе. Каждое движение, каждый вздох отдавались болью в сердце и пробуждали новые приступы кашля.
Покончив с неприятным занятием, Реист, пошатываясь, смурой тенью вернулся в Башню. Перед глазами все плыло, и парень шел, не разбирая дороги, опираясь руками о стены. Нестерпимая боль согнула его в коридоре, вонзаясь острыми когтями в сердце и шкрябая по легким.
- Демиан? - звонкий девичий голосок заставил того обернуться, но все равно, кроме золотисто-белого пятна юноша не разглядел ничего. Однако Реист узнал окликнувшую его целительницу.
- Здравствуй, Аманэль... - тихо поздоровался он.
- О, Боги, Демиан! Что с тобой? - встревоженно осведомилось золотистое «пятно», обхватив кашляющего мага, тем самым не давая ему упасть.
- Кажется, я... немного приболел.
- Да ты похож на ожившего мертвеца из легенд! Пошли, тебе нужно нанести визит Амалии.
Заботливая Аманэль отвела Реиста к Магистру Глеин, поддерживая его за плечи, и посадила на скамью в приемной. Через некоторое время почтенная эирянка осмотрела Демиана.
- Озноб, кашель, боли в сердце, тошнота... - спокойно перечисляла Амалия, неторопливо ища на многочисленных полках нужный пузырек с лекарственным снадобьем. Но ровный голос целительницы заставил юношу внутренне содрогнуться: слишком очевидна была его «болезнь», особенно для Магистра Глеин, которая почти каждый день лечила учеников Найгента, занимающихся практикой. Все симптомы указывали на использование боевых заклинаний, хотя Реист стал теоретиком около двух лет назад. Вдобавок, его недомогание так подозрительно совпало с таинственным исчезновением адепта черных учений... Два плюс два — четыре...
- Демиан, ты не практиковал боевые заклинания в последнее время? - словно прочитав его мысли, спросила Амалия. У юноши похолодели руки, а желудок ухнул куда-то вниз.
- Нет, я простудился! Или какой-то черт меня сглазил! - с придыханием произнес Реист, огромным усилием воли заставляя себя оставаться спокойным.
- Тогда ...хм... Да, я думаю, это лекарство подойдет.
И целительница протянула Демиану маленькую стеклянную бутылочку со светло-охристой жидкостью.
- Настой снимет боль и слабость, но не излечит саму болезнь.
Юноша спрятал снадобье в одном из потайных кармашков мантии и, кивнув в знак благодарности, направился к выходу.
- Реист... - тихо сказала Амалия, заставив того остановиться на пороге. - Будь осторожен. В последнее время в Башне неспокойно.
Демиан улыбнулся одними уголками губ.
- Спасибо за заботу.
С этими словами юноша исчез за закрывшейся дверью.
«Все зашло слишком далеко», думал Реист, шагая по коридору спустя несколько дней. «Магистры явно подозревают меня, но что-то — или кто-то? - мешает им открыто предъявить мне обвинения. Нужно подготовить пути к отступлению, если они-таки сделают это, например, создать амулет телепортации. И прекратить убивать...»
Юноша остановился у доски объявлений. На ней висели три портрета. Лица изображенных на них магов Демиан отчетливо помнил сгорающими в пламени заклинания. «Больше никаких жертв в Башне».
Вдруг тонкая игла боли вонзилась в сердце, отчего Реист поежился и непроизвольно потянулся к источнику страданий, словно это могло унять приступ. Но пальцы Демиана нащупали матовую поверхность броши, скалывающей мантию у воротника, и юношу одолели воспоминания.
- Отец... - тихо шепнул он.
- Демиан, я хочу сделать тебе подарок.
Ему исполнилось четыре года. Реист видел себя со стороны — ясноглазый бойкий ребенок с вечно растрепанными волосами, бережно держащий в маленьких ладошках украшение.
- Это ценная вещь для юного мага, которую я создал для тебя в день твоего рождения. Она поможет, если ты вступишь на путь магии. Броши безразлично на какой стороне ты окажешься, будь то черное или белое, доброе или злое. Часы не солгут тебе.
Мальчик кивнул и начал с интересом разглядывать изображенные на артефакте песочные часы, висящие на большом пальце скелета руки
- Как красиво... - с трепетом выдохнул Демиан. - Но почему в них нет песка?
- Придет время — и они наполнятся твоей жизнью. Затем появится сила, которая может отнять ее. Следи за тем, чтобы сосуд жизни не опустошился и не променяй его на силу...
«Отец... Ты как знал, что мне суждено принять черное учение — силу, за которую платишь жизнью». Ему снова двадцать два и родителей больше нет рядом. Горькая тоска заставила юношу стиснуть зубы. «Но что делать, если для жизни нужна сила?!»
Злобное лицо с огромным носом нависло над ним настолько внезапно, что Демиан даже вскрикнул, отшатнувшись в сторону. Константинус Декаро, сын нынешнего магистра белых магов Левиса, собственной персоной стоял почти вплотную к Реисту и гипнотизировал его голубыми глазами. В юношу не полетело ни одного заклинания, но суровый взгляд говорил за себя: Константинус знал, кто виноват в смерти учеников. От осознания этого Демиан сжал кулаки и отвел глаза. Декаро самодовольно прошествовал мимо него, бросив напоследок всего одно слово:
- Убийца.
- Придурок. - ответил Реист вслед удаляющемуся белому балахону.
Зал Магистров представлял из себя круглое помещение, достигавшее в диаметре шесть метров, освещаемое несколькими канделябрами и лучами, попадавшими туда через два больших окна. Точно в центре комнаты стоял мраморный темно-серый стол — единственный занимательный предмет в зале. Столешница его состояла из трех кругов, соединенных между собой на манер листика клевера. Вся конструкция напоминала неведомый ранее волшебный цветок, вросший корнями-ножками в пол. К каждому «лепестку» было пододвинуто удобное резное кресло, в которых сейчас восседали магистры всех трех учений.
- Ужасные времена наступили для Башни! Ученики пропали без вести... - грустным голосом начала совещание Амалия. - О, Солнце! Мне страшно это говорить, но я полагаю, что это убийства.
- Убийства, что же еще. - хмыкнул Магистр Левис, сидящий по левую руку от целительницы. - Пропали двое моих адептов, и мне приходит в голову только одно — в этом замешан кто-то из учеников темного рода, чей конфликт мог бы послужить поводом к убийству.
Декаро со змеиной улыбкой повернул голову, ожидая ответа Найгента, который, устало откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза и не принимал никакого участия в происходящем. Но, услышав совсем нелестные слова о своих адептах, Бланш медленно встал и нахмурил брови:
- Непростительно поспешный вывод. Целительство отметается сразу, но и черная, и белая магия — боевые учения. Любой из наших с тобой учащихся мог совершить подобное. Кстати, с каких это пор я должен объяснять тебе прописные истины, аки младенцу?
Левис злобно сощурил глаза, но промолчал. На мгновение лицо Магистра Найгента посетила торжествующая ухмылка, и он, набрав в легкие побольше воздуха, продолжил:
- Есть другое предположение. У нас множество отпрысков аристократических родов магов, и не мне рассказывать тебе, что творится во многих из них. Я считаю, что убийцу следует искать среди них.
- Безусловно, в этом есть доля правды. - Настал черед белого мага хмуриться. - Однако советую тебе смотреть в оба за своим юным обществом вне зависимости от их рода и происхождения.
- То же могу посоветовать и тебе. - с достоинством сказал Найгент.
- Недавно Реист приходил ко мне с симптомами, похожими на результат использования темных боевых заклинаний, - прервала Амалия начавшуюся было перепалку.
- Хм, любопытно... - просиял Левис, удовлетворенно поглаживая мягкую светлую бородку. - Не каждый день твои адепты являются к целителям за помощью от побочных эффектов обращения к темным силам
- Ты отлично знаешь, - разозлился Бланш, - что в отличие от вашего, наше учение отнимает жизненную силу, и черные маги — слабые здоровьем люди. К тому же, Демиан получил серьезное ранение при выполнении задания от мэра Ваардана, обагрив своей кровью всю аудиторию целителей, после чего решил стать теоретиком. Уж за своих-то отличников я могу ручаться. - Последние слова Магистр Найгент едва ли не прошипел.
- В таком случае, мне нечего тебе сказать, но я уверен, время покажет...
«При таких нападках времени как раз осталось мало» размышлял Бланш в своих покоях. «Скоро мне будет нечего противопоставить Левису, и тогда нас обоих лишат магической силы. Ох, Демиан, что же мне с тобой делать?...»
Решение проблемы пришло неожиданно...

@темы: Белая ворона. Дорогу осилит идущий.